Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Осталась в наследие память

Быстро и безвозвратно уходит время. В мае оно отсчитало очередную памятную дату Великой Отечественной войны, а уже в следующем году нас ожидает «юбилей скорби»: исполнится 70 лет, как на рассвете 22 июня 1941 года над территорией Советского Союза появились первые фашистские бомбардировщики.

Однако память о тех, кто воевал, не привязана к датам и юбилеям. Лишь чем дальше война, тем дороже для нас свидетельства очевидцев, которых с каждым годом становится все меньше. «Хочу рассказать об очень дорогом и близком мне человеке, моем дедушке Василии Алексеевиче Руцком, – пишет в «Кочегарку» А.А. Черкашина. – До 1995 года его судьба была неизвестна, он считался пропавшим без вести, однако его сын, подполковник в отставке, ветеран Вооруженных Сил В.В. Руцкой, а также его внук, подполковник запаса Ю.В. Руцкой не прекращали поиски своего отца и деда…».

Восстановить биографию и боевой путь героически воевавшего летчика-горловчанина позволил документ, вернее, справка, которую В.А. Руцкой выслал своему отцу, проживавшему в Зайцево. С ее помощью удалось выйти на другие документы, хранящиеся в Центральном архиве в г. Подольск Московской обл. Большую роль сыграли также воспоминания однополчан и очевидцев, работа профессиональных историков.

Трудовая биография Василия Руцкого, родившегося в с. Зайцево в 1907 году, началась рано. Имея четырехлетнее образование, в тринадцатилетнем возрасте он поступил рабочим на станцию Никитовка. Однако по малолетству в том же 1920-м году попал под сокращение, так что пришлось идти работать к частнику, на «мелкопромышленную» шахту, в качестве коногона. Там поработать тоже не удалось: через полтора месяца шахту закрыли. На 9-й участок станции Никитовка приняли опять лишь четыре года спустя, когда ему исполнилось 17 лет. Там он из рабочих сначала вышел в подручные слесаря, там же вступил в комсомол, оттуда был в 1929 году призван в армию, с которой оказалась связанной вся его дальнейшая биография.

По окончании срочной службы В.А. Руцкой в Горловку не вернулся: поступил в Киевскую пехотную школу. В 1936 г. был направлен в Харьковскую военную школу летчиков, после которой стал летчиком-наблюдателем в 19-й скоростной бомбардировочной эскадрилье Белорусского особого военного округа.

Старший лейтенант Руцкой в сентябре-октябре 1939 года получил боевое крещение, участвуя в 12-дневном освободительном походе к западным границам Белоруссии, имевшим целью предупреждение захвата этих территорий немецкими войсками. Практически без передышки, в конце этого же года, ему пришлось принимать участие в войне с Финляндией. В общем, к началу Великой Отечественной штурман резервного звена 3-й отдельной корпусной авиаэскадрильи Белорусского особого военного округа В.А. Руцкой был уже опытным, обстрелянным летчиком.

Один лишь тот факт, что в 1942-м году, когда судьба страны висела на волоске и награды вообще раздавались скупо, он был представлен к ордену Красного Знамени, говорит о многом: тогда это было равносильно награждению званием Героя в последующие годы. Орден, правда, не дали: командующий подписал представление только 10 сентября 1942 г., с заменой награды на медаль «За отвагу». Однако два года спустя у капитана Руцкого был уже не один, а два ордена Красного Знамени: первый он получил в 1943-м году за героизм, проявленный в боях за Крым, другой за отвагу в боях на Карельском перешейке. Последняя награда была вручена ему 16 июня 1944 года, то есть за три дня до гибели и всего за один день, как были победно завершены бои за город Выборг, означавшие фактический разгром финской армии, участвовавшей в войне на стороне фашистской Германии.

19 июня 1944 года стало трагическим днем для капитана Василия Алексеевича Руцкого, штурмана 836-го бомбардировочного авиаполка 113-й бомбардировочной авиадивизии ВВС Краснознаменного Балтийского флота. О гибели экипажа бомбардировщика стало известно из рассказа чудом уцелевшего командира, капитана И.Ф. Суковицына. Уже после войны его внук, Ярослав Суковицын, записал рассказ своего деда. Тот вспоминал, что тогда, 19 июня, это был уже второй вылет боевой машины за день. При подходе к цели по самолетам открыла огонь зенитная артиллерия. Их самолет шел замыкающим, разрывом снаряда было повреждено хвостовое оперение, поэтому машина плохо слушалась штурвала. Вышли на цель, которой были эшелоны противника на станции Сяйние, нанесли бомбовый удар и, развернувшись, стали уходить на свою территорию. Над заливом вдогонку за бомбардировщиками бросились внезапно появившиеся истребители противника. Атака следовала за атакой. Один из снарядов ударил в левый двигатель, другой разорвался в носовой части самолета. Был убит штурман Василий Руцкой (дедушка рассказывал, что видел его лежащим на полу кабины). Не отвечает связист Андрей Журавлев, молчит стрелок Петро Чернобай… Командир тянул на свою территорию сколько мог, а когда самолет полностью загорелся, – выпрыгнул с парашютом. Приземлился в лесу, через трое суток вернулся в полк…

В 1995 году, по ходатайству Военного комиссара города Выборга Ленинградской области, имена героев-летчиков, в том числе и капитана В.А. Руцкого, были внесены в списки погибших и увековечены на братском захоронении советских воинов № 29 на ст. Верхне-Черкасово. Хотя место захоронения, конечно, до сих пор считается условным, поскольку тело В.А. Руцкого так и не было найдено ни во время войны, ни в наши годы. Тем, за кого он отдал жизнь, осталась только память.

Вторая мировая война пришла на территорию бывшего СССР 69 лет назад и унесла жизни около 30 миллионов жителей страны советов. Людские потери УССР составили порядка 7 миллионов человек.

1418 дней войны завершились актом от 8 мая 1945 г. о безоговорочной капитуляции Германии, а уже на следующий день  на Красной площади в Москве прошел Парад Победы.  

Сегодня в некоторых странах постсоветского пространства отмечается День памяти и скорби. В частности, в Украине ночью прошла акция «Свеча памяти: 22 июня», стартовавшая накануне в Москве. Люди зажгли свечи в память о погибших в этой войне.