Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Отдохновение души

С Мариной Шатохиной мы несколько раз встречались на фотовыставках. На одной из них я увидела и ее собственные работы – оригинальные городские зарисовки.

Марина бережно несет многослойный бумажный пакет. «Что там?» – любопытствую. «Сейчас увидите». На стол рядом с чашками она выгружает … цветущую примулу в горшочке. «Сколько такая прелесть?» – улыбаюсь, глядя на синие «глазки» цветка. «Сейчас вы улыбнулись, вечером мама, завтра – сотрудницы на работе – это даже не цена за то количество улыбок, которое эта примула вызовет».

Из чаев предпочтение Марина отдает зеленому. Пьем его с лепестками розы и сушеной земляникой. Смакуя, неторопливо беседуем, рассматриваем фотоработы хозяйки.

– Когда цифры утомляют, иду фотографировать, – смеется она, бухгалтер по профессии. – Сколько себя помню, у отца был фотоаппарат «ФЭД». Поэтому дома – горы снимков. Они в ящиках в шкафу хранятся – в альбомах не помещаются. С моими снимками проще – есть компьютер…

– Слышала, фотографы выкладывают работы в Интернете и все желающие выставляют за них баллы.

– Есть такое дело. В «Фотографере», например. Не только баллы выставляют, но и пишут комментарии, пожелания. На этом сайте началось мое знакомство с фототусовкой Горловки, Донецкой области и всей Украины. Интересно, когда виртуальное знакомство переходит в реальное. К примеру, я так на недельку в Одессу съездила. Один фотограф написал: приезжайте, город покажу. Я взяла да и приехала. И увидела Одессу глазами без памяти влюбленного в свой город человека – было здорово.

– А в Горловке есть любимые «до беспамяти» места?

– Ну, не до такого, конечно, состояния. Но есть. Короленковские пруды. Недавно отсняла, выложила в Интернет, и отозвался фотохудожник Разбейков: «О, Короленковские!». Он бывший горловчанин, в фотоклубе «Горизонт» состоял, а сейчас где-то в Киеве. Очень хочется восстановить в Горловке реальное, а не виртуальное общение фотографов в виде клуба. Идея такая витает давно, и не в одной голове, но пока что-то не получается ее «запустить». Хотя я точно знаю: клуб будет.

– Сейчас многие пользуются фотошопом, чтобы усовершенствовать снимки: цвет подбавить или изменить, пластиковый стаканчик закрасить в цвет травы… Как вы на эти процедуры смотрите?

– Нормально. Сейчас вообще масса компьютерных программ на эту тему: делают из снимков старые пожелтевшие фотографии, черно-белые, дорисовывают рамочку зубчиками или выдают в стиле «Полароида». Но некоторые фотографы не довольствуются компьютерными штучками; они отыскивают старые фотоаппараты и снимают ими. Желательно еще и древнюю полуслипшуюся пленку к ним достать. Тогда фото выйдут с крапинами, царапинами, если повезет, – с какой-нибудь декоративной плесенью в уголке. И это будет фотошедевр. Главное – самому в это верить и убедить зрителей.

В глазах Марины мелькают озорные искорки, и я понимаю, что «в этой правде есть доля шутки».

То-то я всегда удивлялась, натыкаясь на объявления типа: «Куплю старый фотоаппарат»… Считается, что творческие личности подвластны внезапным порывам. Вы – тоже?

Тоже. Вот на День Независимости вдруг поздно вечером захотелось в Святогорье. Села на электричку. Переночевала на лавочке под храмом. Снимала ночные фонари, светофор. С рассветом решила храм поснимать, дохнула на объектив, теранула – и давай щелкать. Потом глядь – «размытый ракурс» получился. «А ничего, интересно», – думаю.

– А какие еще места мечтаете сфотографировать – если не Париж с Нью-Йорком, а в ближайшем пространстве, так сказать?

– Хочу во Львов поехать: побродить по средневековым улочкам, старинное мощение потоптать, пообщаться с местными фотографами. Недавно отослала снимки на конкурс львовского художника Олега Огородника. Носил он общее название «Горы». А где тут у нас горы? Я нащелкала виды шахты имени Изотова, и один из снимков вошел в десятку лучших, экспонировался в галерее «Дзига».

Вот что значит – творческий подход. А почему у вас в основном – городские виды? А портреты, пейзажи?

Люблю я город! Его линии, формы, углы. В разное время года и суток все изменяется. Это таинство преображения завораживает. А пейзажи, портреты – думаю, еще впереди.