Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В Офисе Генпрокурора рассказали, за что не будет амнистии на Донбассе

Насколько эффективно Украина расследует преступления, совершенные в ходе вооруженного конфликта на Донбассе и в Крыму? «Департамент войны» Офиса Генпрокурора Украины готовит подозрения за военные преступления почти 9,5 тысячам человек, среди которых – сотни граждан России, включая ее высшее политическое и военное руководство. Кроме россиян, там фигурируют и 250 наемников из 31-й страны мира.

Сможет ли Украина судить и посадить в тюрьмы за военные преступления людей, скрывающихся на неподконтрольной части Донбасса, в Крыму и России? Кто, несмотря ни на какие законы об амнистии, не будет прощен?

Зера Козлиева, заместитель начальника Департамента по надзору за уголовными производствами в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта Офиса Генпрокурора Украины, ответила на эти вопросы в эфире Радио Донбасс.Реалии.

Зера Козлиева объясняет, что в понятие военных преступлений входят преступления, которые являются нарушением международного гуманитарного права. Они не подлежат амнистии и не имеют сроков давности. Это означает, что, когда Украина получит доступ к неподконтрольным ныне территориям, она сможет привлечь к ответственности виновных в пытках, убийствах, насильственном исчезновении или насильственном перемещении людей.

«По нашим данным, там не менее 60-ти мест несвободы, в которых удерживаются заложники и военнопленные. К ним применялись тяжкие пытки, – говорит Козлиева. – Также речь идет о тех, кто виноват в обстрелах гражданских объектов или обстрелах, от которых пострадали гражданские лица».

Тем не менее, даже сейчас, без доступа в ОРДЛО, эти преступления расследуются. Это делается в заочном режиме – и так же проходят суды.

Зера Козлиева объясняет, что в понятие военных преступлений входят преступления, которые являются нарушением международного гуманитарного права. Они не подлежат амнистии и не имеют сроков давности. Это означает, что, когда Украина получит доступ к неподконтрольной территории Донецкой и Луганской областей, она сможет привлечь к ответственности виновных в пытках, убийствах, насильственном исчезновении или насильственном перемещении людей.

«По нашим данным, там не менее 60-ти мест несвободы, в которых удерживаются заложники и военнопленные. К ним применялись тяжкие пытки, – говорит Козлиева. – Также речь идет о тех, кто виноват в обстрелах гражданских объектов или обстрелах, от которых пострадали гражданские лица».

Тем не менее, даже сейчас, без доступа в ОРДЛО, эти преступления расследуются. Это делается в заочном режиме – и так же проходят суды.

За последние две недели, говорит прокурор, было предъявлено очередное подозрение по делу тюрьмы «Изоляция».

Сначала дело пойдет в национальный суд. «В нашем случае мы используем механизмы заочного досудебного расследования и судебного рассмотрения. Если мы получим обвинительный приговор, мы будем принимать меры по оглашению его в международный розыск». – поясняет Зера Козлиева.

«Параллельно мы используем, кроме национальных, международные механизмы, – поясняет она. – Если есть обвинительный приговор, но мы не можем привлечь человека к ответственности, мы направляем материалы в Международный уголовный суд. Сроки, которые он выносит, могут быть и до 15, 20, 30 лет лишения свободы. Мы будем призывать международную инстанцию вынести приговор, и они будут требовать от России выдать данного гражданина. Если его не выдадут, этот человек навсегда останется в Российской Федерации, но это в крайнем случаем – и мы думаем, что такого не будет».

Давно идет речь о внедрении статей про военные преступления в национальное законодательство Украины. Такие изменения прописаны в законопроекте о военных преступниках, который уже прошел первое чтение в парламенте. Периодически юристы и люди, прошедшие плен, проводят акции под Верховной Радой с требованием принять его скорее. Здесь мы подробнее объясняем, зачем нужен такой закон, и чем он отличается от часто упоминаемых сейчас законов о коллаборантах и об амнистии.

Всего дел в отношении событий на востоке страны расследуется около 20 тысяч – как Генеральной, так и местными прокуратурами. Однако, в Украине по ним за все это время есть только два приговора – по статье 438 УК (нарушение законов и обычаев войны). Остальные дела все еще находятся в судах, говорит представитель Офиса Генпрокурора.

Больше о том, как может идти следствие и суд над военными преступниками, смотрите и слушайте в полной версии эфира Радио Донбасс.Реалии с Зерой Козлиевой: