Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Даша Алексеева: «Я еще не привыкла к тому, что можно спокойно выйти из дома и купить хлеб, когда захочешь»

18-летняя сирота из прифронтового поселка, чудом выжившая под обстрелами, стала студенткой харьковского вуза.

Даша круглая сирота. Она родилась в Горловке, но затем молодая мама уехала с малюткой в Москву, где работала флористом — составляла букеты в цветочном магазинчике. В Москве родился и брат Даши. Девочке было 12 лет, а ее брату — два годика, когда их 29-летней мамы не стало.

— Мама умерла у меня на руках от сердечной недостаточности, — вспоминает Даша. — Меня с братом тут же забрали в приют, даже на похороны не отпустили. Я не знаю, где мама похоронена. Брата усыновили, так как он родился уже в Москве и является гражданином России, а меня депортировали — как гражданку Украины. Я жила в интернате. В 15 лет меня забрала к себе опекун Галина Михайловна, у которой сын погиб в ДТП. Это самый близкий мне человек. С начала войны нашему поселку Жованка «достается» постоянно. Некоторых улиц уже практически нет. Да и людей — тоже…

Жованка — один из четырех населенных пунктов, прилегающих к поселку Зайцево на линии разграничения под Горловкой. Фактически это линия фронта. Жованка, Бахмутка, Пески находятся на украинской территории, а центральная часть Зайцево подконтрольна «ДНР». Школа, больница и сельсовет остались на неподконтрольной Украине части села Зайцево. Линия фронта проходит в 300 метрах от дома, где жила Даша, — на параллельной улице — по огороду соседей. По словам девушки, огород у односельчан большой — 30 соток, поэтому там «умещаются две армии».

Путь в Дашину школу проходил через линию разграничения.

— Обходишь мины, переступаешь ленточку — и через 15 минут в школе, — объясняет девушка. — В десятом классе мы в школу почти не ходили, так как с февраля 2015-го обстрелы усилились. Дома занимались, пока светло. А ночевали в подвале у дяди Вани — он наш ближайший сосед и родственник моего опекуна Галины Михайловны. В 20.30 лезем в подвал, в 8.30 вылезаем. В нашем доме не уцелело ни одного окна, ворота снесло, а пристройку сильно разрушило при последнем обстреле.

Даша училась хорошо и в своей поселковой школе даже была избрана президентом класса. Чтобы девушка смогла получить аттестат украинского образца, ее опекуну пришлось снять ей за 300 гривен в месяц койко-место в квартире в соседнем Бахмуте. Для пенсионерки это серьезные деньги. Особенно если учесть, что Галина Михайловна полгода не получала ни пенсию, ни выплаты на подопечную Дашу. С февраля 2016 года Жованка, Бахмутка и Пески вернулись под контроль Украины. Но при этом территориально числились за Горловкой. Выплаты от «ДНР» прекратились, а со стороны Украины — не возобновились. Люди выживали только благодаря харьковским волонтерам, опекающим жителей прифронтовых поселков.

— Из-за обстрелов люди порой круглосуточно жили в подвалах, — рассказывает координатор Харьковской гуманитарной миссии «Пролиска» Евгений Каплин. — Если во время раздачи продуктов начинали стрелять, Красный Крест, например, прекращал выдачу гуманитарной помощи и уезжал. Воду люди собирали с крыш, отстаивали и пили. Когда снаряд попал в пруд, все бросились на… «рыбалку» — ловить руками прибившуюся к берегу оглушенную рыбу. Завтрак, обед и ужин в тот день были обеспечены.

Так теперь выглядит дом Даши. Фото Евгения Каплина

Хлеб в Жованке получали по расписанию два раза в неделю — по буханке на семью. В магазинчик хлеб не привозили — владельцы местных сельпо, которые доставляют своими легковушками всего по 50—100 килограммов товара в неделю, предпочитают не брать скоропортящийся и дешевый товар, в том числе хлеб. В расчете на военных в ассортименте в основном сигареты, вода, гигиенические средства и алкоголь. «Моя опекун сама пекла хлеб из муки, которую давали в гуманитарных наборах, но это когда были условия испечь», — вспоминает Даша.

— Газ в поселке отсутствует с начала войны, основная масса жителей готовят еду на кострах, — продолжает Евгений Каплин. — Несколько счастливчиков завозят газ в баллонах. Имеющиеся в поселке несколько личных генераторов местные жители используют поочередно для зарядки мобильных телефонов. Но завезти бензин для заправки генераторов (в том числе в волонтерские штабы, где жители могут зарядить мобильники и получить гуманитарную помощь) — большая проблема…

— Я еще не привыкла к тому, что можно спокойно выйти из дома и купить хлеб, когда захочешь, — признается Даша, ставшая первокурсницей Харьковского национального педагогического университета имени Григория Сковороды. — Спасибо всем, кто помог мне обустроиться на новом месте. Мне даже ноутбук и сапожки на осень купили!

На учебу Даша прибыла с 300 гривнями в кармане. Оказалось, что в общежитии даже постельного белья нет. Поэтому волонтеры бросили клич и собрали девушке все необходимое — от канцтоваров и одеял до холодильника. Девушка теперь сможет продержаться до первых выплат стипендии и своей сиротской пенсии.

Появились перспективы и у ее опекунши Галины Михайловны, за которую Даша очень переживает. У 62-летней пенсионерки нет возможности переехать. Она остается в полуразрушенном доме. Но теперь будет получать пенсию: 8 сентября Верховная Рада приняла постановление «Об изменении территориально-административного устройства города Горловка и Бахмутского района». Проблемы 1200 людей, проживающих в прифронтовых поселках, наконец-то начнут разрешаться. На подконтрольной Украине территории Зайцево уже работает пункт украинской полиции, в каждом поселке есть волонтерские пункты помощи, где можно получить вещи, продукты секонд-хенд, предметы гигиены и хлеб.

Даша собирается стать учителем младших классов, чтобы учить детей на своей малой родине.

— У нас в Жованке в этом году шесть первоклассников, их будут возить в Опытное и Бахмут. Но когда-то же и наша поселковая школа заработает, — надеется девушка.