Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Долгожданный аист

Пятимесячная красавица Катенька с большими голубыми глазами как две капли воды похожа на свою маму Майю. Появление на свет девочки вызвало большой интерес к этой семье со стороны друзей и сослуживцев, а на станции Никитовка, где работает мама, до сих пор обсуждают это событие. Еще бы – ведь диагноз, который враз перечеркнул все ее надежды на рождение ребенка, врачи поставили женщине еще 25 лет назад.

В доме семьи Слаква, который находится в Горловке на окраине Никитовки, даже в морозы жарко, как в июле. От печки так и пышет жаром. Майя Игоревна снимает с плиты вмиг закипевший чайник, накрывает стол, расставляя чашки и нарезая румяный пирог.

– Вы не обо мне, а о супруге пишите, она у меня замечательная хозяйка, у нее «золотые руки», – говорит Владимир Иванович Слаква, приглашая за стол и укладывая на блюдечко кусочек пирога. – Я много лет проработал руководителем разных предприятий, четверть века в армии, подполковник в отставке. Поэтому воспринимаю и оцениваю людей в первую очередь по деловым качествам. Мы с первой женой жили в Никитовке. Как-то иду домой, а впереди женщина с тяжелыми сумками. Я помог донести их, так и познакомились с Майей, оказалось, что мы соседи. Разговорились, она рассказала, что собирается печь куличи на Пасху, а я о том, что дома больная жена, которая с трудом передвигается, так что о домашних куличах давно позабыли. А вечером – стук в ворота, оказалось, что соседка принесла нам свежевыпеченных куличей.

Первая супруга Владимира Ивановича серьезно болела, за семь лет перенесла несколько операций. Как всякий больной человек, была отчасти капризна, но с новой соседкой сразу подружилась. Майя Игоревна ухаживала за женщиной и помогала по хозяйству до самой ее смерти, которая случилась в 2010 году.

– Беременность для вас, как я понимаю, стала полной неожиданностью. Как вы приняли это известие?

– О том, что ношу под сердцем ребенка, я узнала на 32-й неделе беременности, то есть за два месяца до родов, – рассказывает Майя Игоревна. – Недомогание было, но я списывала все на усталость. Потом появилось чувство тяжести, как будто что-то давит под грудью, но и тогда даже у меня и мысли не возникло об истинной причине своего состояния, так как давно уже приучила себя к мысли, что этого быть не может. Так и проработала до июля, не зная и не ведая, что со мной. Когда в ходе профосмотра попала к гинекологу, врач начал меня поздравлять, а я и в толк не возьму, с чем. А он заявляет, мол, вам скоро рожать, неужели ничего не ощущаете? Врачи были немало удивлены, прочитав мои медицинские документы, ведь диагноз «бесплодие» мне ставили донецкие профессора. В общем, не верила своему счастью до тех пор, пока не родила.

– У вас есть приемный сын. Как он отреагировал на рождение сестры? – спрашиваю у женщины.

– Да, вместе с первым мужем мы воспитывали Максима, которого в младенчестве взяли из дома малютки. Сейчас ему девятнадцать. Он вырос хорошим, работящим парнем. Самостоятельный, живет отдельно, увлекается компьютерами, собирается в армию. Катю полюбил, как и она его – как увидит, сразу оживляется и просится к нему на руки.

– Катенька для нас – это подарок судьбы, – продолжает Владимир Иванович. – Кто знает, может, это вознаграждение за то, что нам с Майей пришлось пережить, ведь супружескую жизнь что у нее, что у меня нельзя назвать легкой. У нее были проблемы в семейной жизни, у меня болела жена. Но как бы там ни было, сейчас мне хорошо с этим человеком.

– А как относятся ваши родные к появлению нового члена семьи?

– Мой внук, восьмиклассник Артем, когда приходит в гости, всегда спрашивает, как поживает его «тетя Катя», ведь она ему действительно приходится тетей, – отвечает Владимир Иванович. – Более того, Катенька, несмотря на столь юный возраст, если разобраться, уже имеет статус… бабушки, так у младшей меня на два года сестры имеются правнуки. Кстати, мы назвали дочь Екатериной в часть моей бабушки, которая прожила 106 лет, а умерла еще в середине прошлого века. Она три раза ходила паломницей в Иерусалим, была набожной и правильной, если так можно выразиться, женщиной.

В ходе разговора предлагаю супругам сфотографироваться. Для того чтобы нарядить свою принцессу, мама достает из шкафа ворох детских вязаных вещей. Чего здесь только нет: платьица, шапочки, свитерочки, носочки, совсем уж маленьких размеров для новорожденных детей и «на вырост». Как выяснилось, это мама вяжет их для своей дочурки. Узорами, выведенными спицами с помощью ловких рук, залюбуется, думаю, даже опытная вязальщица. В комплекте из светло-сиреневого платьица и связанной в тон ему шапочки Катерина чудо как хороша.

– Как вы думаете, Владимир Иванович, ваши сверстники, которые отошли от дел и живут тихой и размеренной жизнью пенсионеров, завидуют ли вам «белой», так сказать, завистью?

– Думаю, что так оно и есть. Ведь одно дело быть на пенсии и ждать наступления старости, занимаясь огородничеством или игрой в шахматы, а другое дело нянчить нашу красавицу, – говорит счастливый отец, любуясь улыбающейся, с уже прорезывающимися передними зубами, дочуркой. – Один из моих друзей так и сказал по этому поводу, мол, хорошо тебе, стареть некогда. Я же считаю, что в возрасте «за шестьдесят» отцовство большая радость. Начался как будто новый этап в жизни, более светлый и интересный, ни с чем ранее не сравнимый. Ведь в молодости все торопишься, спешишь куда-то, некогда замечать, как растут дети. Так что как вырос мой сын Анатолий, которому 42 года, я за работой и партийными поручениями так и не заметил. Сейчас прислушиваюсь к каждому шороху дочери, к дыханию. Ночью, только она проснется, я уже на ногах, бегу греть молочную смесь. Разве это не счастье?

На снимке: счастливые родители с дочуркой.