Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Допрос Януковича перенесли, но пресс-конференцию он все-таки провел

Виктор Янукович вернулся в информационное пространство Украины. 25 ноября его должны были допросить по делу о причастности пяти «беркутовцев» к расстрелу участников Майдана. О допросе именно Виктора Януковича в качестве свидетеля просили защитники правоохранителей.

Но судебные действия перенесли из-за того, что их не доставили в зал суда (их выезд заблокировали активисты «Правого сектора»), заседание перенесли на понедельник, 28 ноября.

Но возможность высказаться у Януковича была. На пресс-конференции. Место пресс-традиционное: Ростов, зал «Аметист» в выставочном центре «ВертолЭкспо». Организатор — Итар-тасс. В зале российские (их большинство) и украинские журналисты. Количество вопросов обещали не ограничивать, но хватило Виктора Януковича на час сорок. Вопросы были провокационные и не очень. Держался достаточно бодро. Практически не нервничал. (Ручек не ломал.) Хотя один вопрос его все-таки вывел из равновесия. Как вы думаете, что о вас напишут в учебниках истории, — спросила журналистка СТБ. В ответ прозвучало: «вам не удастся меня унизить», «я буду отвечать перед своими детьми, перед своей семьей и украинским народом», «вы, чтобы знали и передайте своим хозяевам».

О чем еще говорил Виктор Янукович в Ростове — «КП в Украине» собрала самые яркие цитаты, которые прозвучали на пресс-конференции.

Чем занимается в свободное время в РФ:

«У меня растут внуки. Младший внук остался без отца. Мне приходится много уделять внимания моей семье. Но мне никуда не деться от людей, которые пострадали, которые были вынуждены покинуть родину, потому что там жить стало невозможно. И те люди, которые оказались в этой тяжелейшей ситуации, которые эмигрировали не только в Россию, но и другие страны, очень часто ко мне обращаются, я занимаюсь этими вопросами. Мы работаем и с адвокатами, и с правозащитниками, работаем с судами, в том числе европейскими. Эта работа также занимает много времени».

Сколько денег вывез из Украины:

«Что касается любых денег, каких сказочных, о которых много писали, значит, на сегодняшний день ни в одном банке мира не обнаружено ни одного цента моих денег. У меня не было и нет никаких счетов… Я из Украины ничего не вывозил, кроме личных вещей, которые были ручной кладью».

О главной ошибке во время Майдана:

«Что касается меня, я действительно совершил ряд ошибок, я не святой. Самая главная ошибка, которую я совершил – я не смог подписать тогда указ о введении войск и введении военного положения. Я не пошел на кровопролитие… Если бы вернуть это время назад, я бы не смог подписать. Не поднялась бы рука. В то время Украина была разделена фактически пополам. Это было бы начало гражданской войны и я на это не пошел».

О расследовании расстрела митингующих на Майдане:

«Я и мои помощники подготовили обширные материалы — это три больших тома, вы их увидите. Это дополнительные свидетельства тех преступлений, которые были совершены на Майдане. И мы будем просить Святошинский суд и Генпрокуратуру Украины, чтобы эти материалы были изучены и приобщены к делу».

Давал ли приказ на разгон Майдана:

«Конечно, нет. Их не могло быть априори».

Кто стрелял в активистов Майдана:

«Всем известно, что снайперы стреляли из зданий, которые контролировал Майдан».

Воюют ли российские солдаты на Донбассе:

«Мне приходилось, особенно первое время, бывать в лагерях беженцев. И я в этих лагерях встречал, ну как их можно назвать наемниками? Добровольцев, которые добровольно шли воевать на Донбасс, приезжали, просили, брали оружие, их зачисляли в эти отряды и так далее. Что касается российских военных, очень много об этом писали, что Россия принимает участие в этом вооруженном конфликте. Я сказал бы так, что интерес все списать на Россию очень большой, огромный».

Причины войны на востоке Украины:

«Если бы они (действующая власть) пришли к людям, провели переговоры и поискали бы ответы на те вопросы, которые люди задавали бы им, я думаю, что все обошлось бы мирным путем. Но они этим пренебрегли. Но они пустили туда тяжелое вооружение: танки и БТР».

Об амнистии участников военного противостояния на Донбассе:

«Если говорить об амнистии, то тут вопрос такой. Еще не понятно, кому амнистия больше нужна. Или тем солдатам, которые сейчас держат оборону в Донбассе и защищают свою родную землю или той власти, которая начала войну».

Кто финансирует военную кампанию на Донбасс:

«Я не мог финансировать, потому что у меня денег нет. Те деньги, которые у меня есть, они находятся в Украине. Вся моя собственность арестована, заблокирована, поэтому я не мог ничего финансировать. Хотя, если бы у меня была возможность, я бы в плане гуманитарном помогал людям, которые там находятся, но к сожалению, у меня таких денег нет».

Об особом статусе Донбасса:

«Донбассу следует предоставить широкую автономию».

Об аннексии Крыма:

«Но как я отношусь к вопросу Крыма. Хорошо, что Крым отделился от Украины или нет? Нет. Не хорошо. Я считаю, что это плохо».

Об отделении Донбасса:

«Я изначально был против, чтобы нарушалась территориальная целостность Украины. Отделение Донбасса от Украины – это больше эмоциональный порыв людей, которые негативно отреагировали на те беспорядки, которые были в Киеве. Причин было очень много. Я за то, чтобы Донбасс был в составе Украины и была сохранена территориальная целостность Украины».

О покушении на себя:

«Практика применения наемников, которые участвуют в вооруженных конфликтах, стала в мире обыденной. Мы имели случаи задержания в Украине людей, которые приехали принимать участие в вооруженном конфликте. Когда мой кортеж двигался в сторону Крыма, в районе Мелитополя была засада. Наша передовая группа их обнаружила. Они увидели группу без опознавательных знаков и услышали иностранную речь. Наверняка это были наемники, наверняка. Нам удалось уйти в тот раз».

О том, что о нем напишут в учебниках истории:

«Придет время — напишут правду. Сейчас достаточно много уже наговорили обо мне. Знаете, кроме моей фамилии, имени и отчества — это единственная правда, все остальное — ложь. И этот проект был построен на лжи и на обмане. Поэтому вам не удастся меня унизить. Я прожил достаточно серьезную и сложную жизнь, и я ее продолжаю жить. Я буду отвечать перед своими детьми, перед своей семьей и перед своим народом».

Почему в 2013-м не подписал Соглашение об ассоциации с ЕС:

«Этот договор нарушал национальные интересы Украины и когда мы получили результат экспертной группы, в котором мы увидели, что страдает целый ряд отраслей. В основном — это предприятия машиностроения. Они не просто страдают, они останавливаются…Тоже и в военной промышленности. Сегодня закрываются предприятия постепенно, потому что эта продукция она не конкурентоспособная и она могла иметь сбыт только на заводах военно-промышленных СНГ и России… Поэтому, когда мы увидели потери, мы не увидели компенсаторов. Поэтому я предложил ЕС компенсировать потери. Они нам сказали, что у них таких денег нет.

О возвращении в политику:

«Если посмотреть социологию, то сегодня украинский народ негативно относится к власти и таких людей около 80 процентов. Что касается моего возвращения в политику, я вам скажу так: я вообще-то вот о чем мечтаю. Я мечтаю, чтоб как можно быстрее закончилась в Украине война, на моей родине в Донбассе, чтоб перестали гибнуть люди. Чтоб Донбасс потом воскрес из этих руин, в которые его привела война… Вот я об этом больше думаю. О другом – пока нет».