Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Группа Гущина

Мастером производственного обучения А.В. Гущин из Горловки работает почти пятнадцать лет. Подавая заявления на обучение в профлицей быта и сферы услуг по специальности «автослесарь», двадцать мальчишек даже добавили свою просьбу: «В группу к Гущину». Объясняли просто: друг, брат, сосед, рассказывали, что к ребятам он как родной относится. А ведь многим внимания взрослых в этом возрасте очень не хватает.

– Я окончил наш автотранспортный техникум и пошел работать в АТП11427. Еще на практике понял: автодело – это мое. Но через два года АТП закрыли, перешел в лицей. Считал, что мастер занимается только производственным процессом, а оказалось, что еще и воспитательным, и ответственность за судьбу ребят несет. Это не только в первом полугодии научить мальчишек делать ключи и молотки, а во втором – собирать-разбирать двигатели. У меня всегда в кармане «бурсацкий блокнот», как я его называю. Здесь данные по каждому ребенку, телефоны родителей и ежедневные отметки: «на третьем уроке отпросился в больницу», «на пятом ушел самовольно». Когда новую группу беру, приглашаю родителей прийти и познакомиться лично. И дома в обязательном порядке у всех побывал, условия проживания проверил, – делится опытом Андрей Васильевич.

Учиться к вам идут наверняка те, кто без машин себя не мыслит?

Нет, по-всякому бывает. То ли за компанию с другом, то ли родители уговорили, то ли сам не знает, почему пришел. И вот я учу их любви к избранной профессии.

Что-то вроде: «Посмотрите, какой чудный карбюратор»?

– Не так. На первом курсе часто вожу на экскурсии по автомастерским. Они наблюдают за процессом, условиями труда. Знакомлю со своими выпускниками, которые там работают. Те тоже рассказывают о плюсах профессии из собственного опыта. Главное, чтобы стало понятно, в чем интерес, смысл, перспективы. И тогда уже мои ребятишки «заболевают» автоделом, как и я.

– А бывали у вас сложные случаи, когда прививание любви к профессии требовало дополнительных усилий?

– Конечно. Больших усилий стоит научить жить в обществе самостоятельно и ответственно сирот из интернатов, детских домов. Они социально не адаптированы. Поэтому отдельно вожусь с ними и во время обучения, и после окончания. Иногда приходится по несколько раз помогать с трудоустройством одному и тому же человеку. Те ребята, что осиротели лет в пятнадцать-шестнадцать или жили с бабушкой, подобных проблем не создают. Но бывают из обычных семей такие, что не хотят ни учиться, ни работать.

Один мой воспитанник и в училище не участвовал в жизни группы, и на практике работать не хотел. Я его ближайшего друга устроил на шиномонтажку в другом микрорайоне. Он же идти туда отказался: далеко от дома. И вот возвращаются ребята с практики, взахлеб рассказывая, кому что доверили чинить, какие крутые тачки они видели, разбирать помогали. А тот молча сопит. Тут еще и друг рассказал, сколько заработал за день. Не выдержал: «А можно и я с другом пойду?». Потом и пешком ходил в ту шиномонтажку, опоздать боялся, чтобы не подвести коллег. И сам вызывался в учебной мастерской убирать. Ответственность появилась.

– А ребята вас чему-то новому могут научить?

Они все время то из Интернета что-то выудят, то с практики принесут какие-то новые методы, услышат о новых материалах, а то уже и испробуют их. Приходят, делятся: «А знаете, Андрей Васильевич…». Я в таких случаях всегда отвечаю: «Спасибо! Молодцы». И напоминаю, что каждое следующее поколение должно быть умнее предыдущего – по закону эволюции. Им такое утверждение ужасно нравится.