Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Илья Ноябрев: Однажды, дописывая историю о женщине, я рыдал над придуманной мной же ситуацией

Известный телеведущий и шоумен Илья НОЯБРЕВ – очень приятный человек. Видно, что такой он по жизни, а не только на телеэкране или в беседе с журналистом «Кочегарки». Его ответы на вопросы о нем же пересыпаны остроумными шутками. И в этом весь Ноябрев!

– Какими чертами характера или качествами наградили вас родители?

– Во-первых, здоровье, во-вторых, чувство юмора. У родителей жизнь была драматичней, чем у моего поколения, и умение видеть смешное я бы назвал по большей части приобретенным. А еще от родителей мне досталась неконфликтность. Я, например, абсолютно неконфликтный человек, не люблю скандалов и стараюсь их избегать.

– Что значит для вас дружба?

– Она обычно откуда-то из юности идет и временем проверяется. Это очень редко бывает, чтобы с годами родилась настоящая, крепкая дружба. Я поддерживаю мнение, что по-настоящему дружить нужно круглые сутки. Иногда достаточно, когда ты начинаешь в чем-то сомневаться, позвонить близкому человеку. Для меня это Валерий Зайцев, заслуженный артист Украины, актер Театра имени Леси Украинки. Мы еще со студенческих лет дружим. Он тоже постоянно занят – играет, снимается, преподает… Но нам достаточно позвонить друг другу, сказать каких-то несколько слов, или встретиться минут на пять выпить кофе – и этого абсолютно достаточно. Четверть века тому назад я познакомился с Валерием Чигляевым, Давидом Черкасским, Владимиром Быстряковым, ныне покойным Анатолием Дьяченко. И у нас тоже дружба…

– А вас когда-нибудь подводили люди, которых вы считали друзьями, после чего они перестали таковыми быть?

– Много раз. Мне, кстати, еще не встречался человек, который мог бы похвастаться, что его ни разу не предавали. Это нереально. И я подозреваю, что сам перед кем-либо виноват за что-то. Не зря в Писании сказано, что не судите, и не судимы будете. Пока ты не влез в «шкуру» того человека, на которого обиделся, не торопись его осуждать. Хотя однажды довелось мне и друзьям столкнуться с вопиющим предательством в профессиональном плане. Поступок этого очень известного сейчас человека не поддавался человеческой логике. Меня он предал даже в большей степени, потому что был моим учеником. Мы перестали общаться. Через какое-то время я пересекся с ним и понял, что он так и не постиг глубины содеянного. Непонятно…

– По вашему мнению, дружбе вредит успех?

– Успех – это испытание себя по отношению к друзьям и в то же время экзамен для близких. Я знаю многих, у кого от улыбки Фортуны «поехала крыша», началась, как говорят, звездная болезнь. Иной случай, когда человек долго шел к своей победе, упорно на нее работал. На самом деле он не думает, что вот наконец-то я вам всем покажу, буду сидеть на балконе и плевать в проходящих мимо. Для него награда – этап, передышка в пути. Прямая противоположность этому – категория людей, которых я называю шансовики. Вот этот шанс приходит, и все: им сразу не нравится внимание репортеров или прохожих, они «включили» небожителей. Почему так происходит, не понимаю. Ничего же не меняется с успехом в анатомии, физиологии. Для меня эти субъекты перестают быть интересными, и общение с ними сводится к минимуму.

– Помните свой первый заработанный рубль?

– У меня все было официально (улыбается). Пошел на завод учеником фрезеровщика – моя первая специальность. Хотелось иметь карманные деньги, параллельно учился в школе рабочей молодежи. Мама мечтала, чтобы я, как приличный человек, поступил, например, в институт народного хозяйства. И ради нее я пошел сдавать экзамены. На письменной математике понял, что я ничего не понимаю. Сказал маме, что меня не приняли. Она, кстати, даже не ругалась. Через два года я поступил на актерский факультет, причем с первого раза.

– Продолжим финансовую тему. Это сейчас вы известный человек, а было же время, когда театры закрывались, приходилось ли бороться за кусок хлеба?

– Когда распался Советский Союз и практически не стало работы ни в театре, ни в кино, ни на эстраде, я шесть лет занимался бизнесом. Тогда все занимались торговлей. Клянусь, у меня было абсолютнейшее убеждение, что я никогда не вернусь. Но опять потянуло, как Штирлица на родину. Ты вспоминаешь, чему ты учился и что это твое. Другой вопрос, что возвращение могло не получиться. Но я человек терпеливый. Умею ждать и не тороплю никогда время, не- смотря на то, что по гороскопу Стрелец, а это знак быстрых в решениях и действиях. У меня был проект «Афера», который я принес за три года до того, как он вышел в эфир. Случалось, я уезжал в отпуск, и звонили вдогонку, мол, срочно возвращайтесь – запускаем вашу идею. Повлиять практически невозможно на ход судьбы. Тебе может казаться, что ты прилагаешь кучу усилий. И через год там, где выкладывался, ничего не вышло. А там, где просто постучал в дверь, тебя приняли в объятия.

– Из всего многообразия вашей творческой деятельности что больше нравится?

– Зависит от периода. Иногда «дернет», и страстно занимаюсь живописью. У меня художественное образование, так что пытаюсь выразить красками все то, что там внутри моей головы происходит. Последнее время много пишу, вышли уже три книги. Беллетристика не мое, зато близка драматургия в разных формах – сценарии, пьесы, миниатюры…

– Расскажите о вашей первой телеработе…

– Передача «Я памятник себе…» была серьезным для меня испытанием. Я начал постигать телеремесло. И продолжаю это делать по сей день. Учиться нужно не только у приятных тебе учителей, но и у тех, кого ты не любишь, даже кого презираешь. Всегда можно что-то почерпнуть – в нужный момент воспользуешься. Я умею учиться и делаю это быстро. И мне всегда это помогало, когда вставал какой-то сложный творческий вопрос, когда работа поджимала. В ванну иду не просто так, а с книгой, либо беру компьютер. Иногда бывает, что день распланирован не плотно, приходишь на встречу и приходится ждать. Если нет с собой блокнота, прошу лист бумаги и ручку у официанта и записываю идеи. Все равно это когда-то будет использовано в работе.

– У вас есть любимое место, где вы предпочитаете бывать?

– Море, горы, а еще лучше море с горами.

– Как насчет домашнего животного?

– В прошлом году мой персидский кот погиб.

– С каким животным ассоциируете себя?

– Со свиньей. Люблю упасть в лужу и полежать там. Тем более что в год Кабана родился.

– Когда вы прослезились в последний раз?

– Я человек достаточно сентиментальный. И однажды, дописывая историю о женщине, я рыдал над придуманной мной же ситуацией. Я не могу сказать себе: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!». Но считаю, что способность сопереживать и сострадать – это очень важно.

– Что вас может искренне рассмешить?

– Либо что-то остроумное, либо забавная ситуация. Меня легко развеселить и довести до того, чтобы я плакал от смеха.