Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Конец наркоторговки

Говорят, уголовные дела по наркотикам обычно скучные. Чаще всего они возбуждаются за хранение или приобретение наркотических веществ, естественно, по словам подсудимых, для собственного употребления. «Нашел, купил у неизвестного», – обычная их отговорка, если, например, обнаружен шприц с ширкой или пакет с марихуаной. Наказание? Год, от силы два, с отсрочкой исполнения в расчете на исправление.

А вот торговцы дурманом предстают перед судом значительно реже, ведь наркоманы, увы, стараются не раскрывать источник «своего хорошего настроения». И тем не менее попадаются и они, и получают вполне реальные сроки. Приговор по делу молодой женщины, которая сбывала наркотики в Горловке всем желающим, оказался неожиданным…

…В один из вечеров в квартире 30-летней Валентины Д. раздался звонок.

– Сколько? – поинтересовалась хозяйка, открыв дверь. Получив 30 гривен, она вручила посетителю шприц, в котором, как выяснилось впоследствии, была доза ацетилированного опия. Тот быстро вышел из подъезда и направился на ближайшую спортплощадку, где… попал в поле зрения сотрудников милиции. Поскольку личностью он был известной, так сказать, в узких кругах, то были приглашены понятые, в присутствии которых в ходе личного досмотра в одном из карманов и был обнаружен шприц.

Попался и следующий клиент, пришедший к Валентине за зельем. Правда, на этот раз хозяйка квартиры не ограничилась сбытом двух шприцев, а по просьбе «страждущего» предоставила возможность употребить содержимое одного из них прямо в квартире. Прихватив второй шприц с собой, «клиент» в приподнятом настроении убыл и тоже попал в руки правоохранителей.

Понятно, что сотрудники милиции наведались к женщине. С ордером на обыск. В квартире были изъяты несколько шприцев все с той же жидкостью светло-коричневого цвета. Было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 307 и ч.2 ст. 317 УКУ, точку в котором должен был поставить суд. В судебном заседании Валентина отрицала свою вину, мол, сбытом не занималась, а приобрела наркотики для личного употребления. И, кстати говоря, доля правды в ее заявлении была, так как она и сама не чуралась дурмана. Однако суд подобное заявление расценил как попытку избежать ответственности, поскольку были задокументированы факты продажи наркотиков, были показания свидетелей и т.п. Ей грозил вполне конкретный и приличный срок, т.к. верхняя планка одной статьи достигает 10, а второй – 12 лет. Узнав об этом, женщина начала рыдать:

– У меня ведь малолетний ребенок, он нуждается в уходе…

Спрашивается, почему она об этом не думала, когда занималась преступным промыслом? Суд приговорил ее к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Однако на приговор немедленно поступили две апелляции. Одна – от осужденной, другая – от прокурора. Женщина просила назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, чтобы обеспечить уход за ребенком, ссылаясь на то, что якобы бросила наркотики и подобное больше никогда не повторится, прокурор посчитал вынесенный приговор чересчур мягким для тяжкого преступления и потребовал увеличить срок наказания. Апелляционный суд частично учел пожелания обеих сторон и приговорил Валентину Д. к семи годам лишения свободы без конфискации, но с отсрочкой исполнения приговора до исполнения ребенку шестилетнего возраста. А вот что будет с Валентиной дальше, придется ли ей реально отбывать срок и не получить новый, зависит от нее самой.