Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Мастер химзавода выжил, проведя 12 минут в раскаленной печи

В Донецком ожоговом центре признают: то, что мужчина не погиб в стоградусном аду и уже идет на поправку, — настоящее чудо.

55-летний Александр Коновалов из Горловки почти 30 лет проработал на местном химзаводе, как говорится, без происшествий. А вот последняя смена перед отпуском едва не стала фатальной.

В тут ночь забарахлила блок-форма (аппарат, где под высокими температурами производят полистирол, который широко используют в строительстве). Промышленная «духовка» никак не хотела закрываться, и Александр стал разбираться в поломке. Увлекся и даже не заметил, как что-то щелкнуло и тяжелая дверь агрегата затолкнула мастера внутрь раскаленного шкафа и намертво захлопнулась…

— Представляете, внутри температура +100 градусов, шкаф небольшой. Александр сразу же потерял сознание. Почти 12 минут коллеги-заводчане не могли его вызволить из этой ловушки, — рассказывает профессор Эмиль Фисталь, руководитель Ожогового центра ИНВХ им. В. К. Гусака НАМНУ, куда доставили мужчину.

Задачу подоспевшим коллегам осложняло то, что они толком не знали, как функционирует блок-форма, ведь именно Коновалов отвечал за ее работу. Нажимали какие-то кнопки, пытались «отжать» дверь… А время неумолимо шло. Когда же дверь вдруг поддалась, на мастере буквально места живого не осталось. 70% кожи были покрыты глубочайшими ожогами III-IV степени.

— Мало того что обгорел, еще и надышался полистиролом, который очень токсичен. А самое страшное — от перегрева пострадали ткани мозга и развилась ретроградная амнезия. Плюс ожог дыхательных путей и выраженный отек, плевропневмония, энцефалопатия, — перечисляет страшные медицинские термины профессор Фисталь. — Несколько дней больной был без сознания, дышал с помощью аппарата искусственной вентиляции легких.

Александру сделали две операции: зачистили раны от мертвых тканей, закрыли их искусственной кожей. Он все еще в реанимации, но уже идет на поправку. Поставить на ноги уникального пациента в ожоговом центре рассчитывают за 3 недели.

Впервые за последний месяц врачи даже разрешили ему принять ванну! Мужчина пытается говорить, но видно: каждое слово дается ему с огромным трудом.

— Никто не надеялся, что муж выживет. Еще в Горловке врачи мне сказали, что мы не успеем его довезти живым в Донецк. Но, слава Богу, все обошлось, — поделилась с «КП» жена Александра Лидия, которая сутками дежурит возле мужа. — На работу я его больше не пущу. И ведь предчувствий никаких не было! Собирались с внучкой на море, планировали, как будем отмечать мой день рождения… И вдруг такое несчастье. Но ничего — позже отпразднуем, съездим. Главное — чтобы все вместе.