Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Очередь для «незащищенки»

Пенсионеры Раиса Терентьевна и Федор Павлович Кожемяки – ветераны труда, «дети войны», а Федор Павлович вдобавок имеет инвалидность. Когда началась газификация улицы Космонавта Комарова, их дом тоже оказался в числе тех, к которым должны подвести газ. В ожидании этого события жильцы занялись переоборудованием внутренних систем. Пока велись строительные работы, старую систему отопления еще сохраняли, но после того, как этим летом руководство Горловки твердо пообещало, что до 20 октября новую ветку обязательно достроят, ее разобрали, а дом подготовили к переводу на газ.

Пенсионеры полагали, что обещание будет выполнено, однако в первой декаде октября подрядчики, занимавшиеся газификацией их участка, неожиданно начали сворачивать работу, – под предлогом, что не поступила оплата. Жильцы забеспокоились: если их дом, как, впрочем, еще несколько соседних домов по ул. Комарова, сейчас не подключить, то с наступлением холодов они будут замерзать. Что тут можно предпринять?

Попытки разобраться, куда подевались деньги, предназначенные для завершения газификации домов по ул. Комарова, привели меня сначала в управление капитального строительства горсовета. Там объяснили, что с предприятием-подрядчиком был действительно заключен договор на выполнение работ по газификации указанного объекта. Для их оплаты финансовое управление перечислило на счет УКСа бюджетные деньги. Платежное поручение на сумму 87,4 тыс. грн. (в качестве предоплаты, а всего для завершения работ предусмотрено 105,6 тыс. грн.) было отправлено из УКСа в казначейство еще 3-го октября. Да так там и застряло. Потому и работы по газификации были прекращены. А было бы все в порядке, так и газ бы, наверно, уже подключили. Как и обещали – к 20 октября.

В казначействе на все тот же вопрос о деньгах для газопровода мне пояснили, что в первую очередь финансируются социально защищенные статьи (зарплата бюджетников, оплата энергоносителей и проч.). Что же касается «незащищенки», к которой относится строящийся газопровод, то ее, мол, оплатили только 25 октября. Причем сразу перечислили большую сумму. Почему так задержали? Потому что людям надо выдавать зарплату! Если на счету не хватает денег, то это – наша общая проблема, а не вина конкретно казначейства, объяснили мне. Казначейство, мол, делает все, что в его компетенции: принимает документы, проверяет, регистрирует, а остальное зависит от того, хватает ли у государства денег на все сразу или нет.

Вот и понимай, как хочешь. Хотя… Что тут непонятного? Это, к сожалению, далеко не первая и не единственная ситуация, когда платежи, образно выражаясь, застревают на этапе госказначейства. И раньше такое случалось, и, как видим, сейчас. Те, кто сталкивался с прохождением бюджетных денег по цепочке от заказчика до подрядчика, знают, что данный случай, с газопроводом на Комарова, – никакое не исключение. И очень странным диссонансом звучат на этом фоне уверения «сверху», в основном с экранов телевизора, что казначейство работает в «нормальном режиме». Факты – вещь упрямая. Выглядит ситуация, согласитесь, очень неприглядно. Особенно для пенсионеров, отнесенных на старости лет в непонятную для них категорию «незащищенки».