Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Седьмой год внутреннего перемещения: что дальше?

Как государству разработать универсальное решение, но такое, которое будет учитывать максимальное количество индивидуальных потребностей.

Уже седьмой год Украина живет в ситуации внутреннего перемещения, вызванного аннексией Крыма и боевыми действиями в Донбассе. Если на ранней стадии конфликта внутренне перемещенные лица (ВПЛ) больше всего нуждались в классической гуманитарной помощи с пищей, одеялами, временными укрытиями, то сейчас, адаптировавшись к новым реалиям, переселенцы акцентируют на необходимости иметь постоянное жилье и принимать полноценное участие в жизни новой общины. Они не хотят больше зависеть от помощи государства и гуманитарных организаций, вместо этого ищут возможности для самообеспечения.

2014-й год стал переломным для тысяч людей. Оставив свои дома в Донецке, Луганске, Симферополе, Горловке, Алчевске, они были вынуждены искать лучшую судьбу в других городах Украины. И многим из них это удалось! Переселенцы нашли себя в принимающих общинах, инициировав проекты социального предпринимательства, профессиональной арт-терапии для детей, гуманитарной помощи для уязвимых слоев населения, поддержки детей и молодежи, экоакций для местных общин и активно сотрудничая с местной властью. Они смогли начать новую жизнь с чистого листа. Даже после завершения конфликта эти люди не планируют возвращаться к покинутым домам.

Однако происходит и обратный процесс. Так же, как и в 2014-м, 2017-м, 2018-м, 2021 году, люди как переселяются на контролируемую правительством территорию, так и возвращаются на прежнее место жительства. Даже в условиях пандемии, вызванной вспышкой COVID-19, люди продолжают принимать такие решения. Причин много, и большинство из них связаны с объективными финансовыми факторами, а именно: наличием или отсутствием у людей жилья на подконтрольной Украине территории, работы, доступа к пенсиям и социальным выплатам. Возникает вопрос: должно ли государство вмешиваться в этот процесс? И если ответ положительный, то каким образом?

Как гарант защиты прав человека и гражданина на своей территории, государство, безусловно, должно создавать равные условия и пространство для развития для каждого человека независимо от любых факторов или признаков.

Бесспорно, все люди разные. Потребности у них тоже разные, а иногда и совсем противоположные. Как государству разработать универсальное решение, но такое, которое будет учитывать максимальное количество индивидуальных потребностей? И нужно ли их иметь несколько? Какова роль в этом процессе самих переселенцев?

Ответ на все эти неоднозначные вопросы можно найти в долгосрочных решениях, о которых постоянно говорят международные и неправительственные организации и о которых все чаще можно услышать от государственных органов.

Долгосрочное решение — новое понятие для Украины, но не для международной практики. Конфликты прошлых лет поставили перед международным сообществом четкий вопрос: как определить момент, когда человек уже не нуждается в специфической поддержке, связанной с внутренним перемещением? Когда он уже не чувствует себя переселенцем или когда предоставление специальной помощи прекращается? Конечно, травматический опыт остается с человеком навсегда. Но повод ли это требовать справку о регистрации ВПЛ в простейших вопросах, а именно при обращении в банк?

На этот вопрос ответили в Рамочной программе Межведомственного постоянного комитета по поиску долгосрочных решений в интересах внутренне перемещенных лиц, разработанной агентствами ООН под руководством представителя генерального секретаря по вопросам прав человека внутренне перемещенных лиц. Разработчики учли весь мировой опыт преодоления последствий внутреннего перемещения как позитивный, так и негативный, и отразили его в стандартах и рекомендациях. Это практический инструментарий для государств, гуманитарного сообщества развития, занимающихся защитой и помощью ВПЛ: «Долгосрочное решение достигается тогда, когда ВПЛ больше не нуждаются ни в какой специальной помощи и защите в связи с их перемещением и могут пользоваться своими правами человека без какой-либо дискриминации вследствие перемещения».

Эта же программа определяет три типа долгосрочных решений, а именно: возвращение (к покинутому месту жительства), местная интеграция (в принимающих общинах) или поселение в другой области страны. Насколько эти долгосрочные решения воплощаются в жизнь, можно определить по восьми критериям: обеспечение защиты и безопасности на долгосрочную перспективу (прежде всего физической); достаточный уровень жизни (одежда, лекарства, пища) без какой-либо дискриминации; доступность средств существования и возможности трудоустройства; эффективные и доступные механизмы восстановления права на жилье, землю и имущество; свободный от дискриминации доступ к личной и другой документации; воссоединение семьи; участие в общественной жизни без дискриминации; доступ к эффективным средствам правовой защиты и правосудия.

Если говорить упрощенно, то в этом принципе заложена такая формула: ВПЛ добровольно выбирает решение, а государство обеспечивает его исполнение. Это двусторонний процесс.

Если переселенцы не будут активно заявлять о своих потребностях, государство не будет слышать их голоса. Они могут делать это как непосредственно, так и путем участия в исследованиях международных и неправительственных организаций. Например, во время исследований, проведенных Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев за последние два года, а именно: Совместной оценки потребностей беженцев, искателей приюта и внутренне перемещенных особ в Украине и фокус-групповых обсуждений (на запрос Группы высокого уровня по вопросам внутреннего перемещения при Генеральном секретаре ООН), участники отмечали важность местной интеграции, жилищных решений и хороших взаимоотношений с принимающими общинами. Если государство не будет способствовать обратной связи со своими гражданами, активность ВПЛ приведет к нулевым результатам.

К счастью, действия государственных органов свидетельствуют о готовности государства решать проблемы переселенцев. В частности, это упрощение пересечения линии размежевания в Донецкой и Луганской областях, предоставление ВПЛ права голосовать на местных выборах, предоставление переселенцам квартир по программе доступного жилья, пилотная попытка ввести кредиты с низкой процентной ставкой, сотрудничество с международными донорами в разных моделях решения жилищных вопросов, предоставление компенсации за жилье, разрушенное вследствие боевых действий. Это весьма позитивные сигналы. Все эти действия фрагментарны, потому что решают последствия отдельных проблем. А доступ к базовым социальным услугам все еще привязан к регистрации как ВПЛ. Такой статус переселенцев приводит к их зависимости от помощи государства.

Желательно иметь общую основу для преодоления последствий внутреннего перемещения в целом. Она должна быть заложена в комплексном документе, подкрепленном надлежащим финансированием. Например, это может быть правительственная стратегия долгосрочных решений для ВПЛ. В 2017 году Кабинет министров Украины принял Стратегию интеграции внутренне перемещенных лиц и введение долгосрочных решений о внутреннем перемещении на период до 2020 года, однако срок ее действия истек 31 декабря прошлого года. Проект новой стратегии на период до 2023 года есть, он разрабатывался при активном участии гуманитарного сообщества, однако его судьба сейчас неизвестна. Такая стратегия поможет воплотить эффективные долгосрочные решения для переселенцев, базируясь на их намерениях.