Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

В гостях у дяди Васи. В Донецкой области нашли и закрыли незаконный детский лагерь

Попробуйте задать в интернете в поиск всего пару слов — «отравление детей» — и тут же получите уйму ссылок: отравления детей в Севастополе, Евпатории, Сумах, Феодосии…И не мудрено, ведь лето — время битвы за оздоровление, и сводки из детских лагерей напоминают вести с фронта. По результатам самых громких скандалов сразу следуют оргвыводы типа увольнения главного санитарного врача Севастополя после массового пищевого отравления детей в лагере «Альбатрос». Однако от повторения беды застраховаться невозможно, так что отправлять детей в лично непроверенный детский лагерь просто страшно!
Между тем редакции «МК-Донбасс» стал известен случай, когда усилиями государственных органов был закрыт незаконный детский оздоровительный лагерь в Донецкой области. Причем без всякого шума, пыли и громких пресс-конференций…

МЫ ИЗ ГОРЛОВКИ!

На историю с незаконным лагерем в Волновахском районе я наткнулся случайно, расследуя совершенно другую тему.  В июне в Саках, где я отдыхал с семьей, в одной из мини-гостиниц базы отдыха «Уют» объявились дети. Детей было не меньше полусотни, а особнячок был совсем небольшой – на три этажа по три-четыре номера. По базе пронесся слух: лагерь в Евпатории закрыла санитарная инспекция, а автобусы с детьми уже выехали. Вот их и «растыкали»  куда только можно. При доме была небольшая территория – пятнадцать квадратных метров. Там поставили столы и пару печек, где днем  всю эту компанию в несколько приемов кормили, а вечером, убирая столы, развлекали. Потом дети уехали и… приехали следующие. Когда в июле в импровизированный детский лагерь заселилась уже третья смена, народ заволновался. Море штормило, дети купались самостоятельно, сновали по близлежащим пансионатам, а вечерами те, кто постарше, сбивались в парочки — и были счастливы.
Буквально через пансионат располагался детский оздоровительный лагерь имени Титова, где отдыхали российские дети. Со своими столовой, охраной, забором, эстрадой,  оборудованным пляжем, корпусами, вечерними конкурсами караоке и купанием по свистку в окружении вожатых. На этом фоне детская вольница в «Уюте» выглядела вызывающе. После расспросов  выяснилось, что и дети наши. «Мы из города–героя Горловки!» — гордо прокричала очередная группа.
После этого я поехал в Донецкую облгосадминистрацию, чтобы ликвидировать элементарную безграмотность. Хотел понять, что должно быть в типичном детском оздоровительном лагере. Так вот, в детском оздоровительном лагере должен быть… акт разрешения приема детей, который подписывают местная администрация и местная санинспекция. То есть предприниматель должен заявить о своем желании принимать детские группы и ждать проверки. После чего он должен придерживаться довольно жестких правил. Например, закупать продукты только у сертифицированных для работы с детьми поставщиков. И только те, что разрешены детям в лагере. Мало кто знает, что то же мороженное к закупке в лагеря запрещено — оно не относится к детскому питанию. Пляж? Оборудованный туалетом с проточной водой. Кухня? Бывают варианты от современных котлов до электропечек и просто печек. Ну и соответствие персонала и условий санитарным требованиям, которые проверяет местная санитарная служба…
Главный упор мой собеседник делал на то, что плохой лагерь просто не выживет – современные родители практически всегда смотрят, куда отправляют детей. Короче, я понял, что при некоторой снисходительности администрации базы отдыха «Уют» и местной санитарной инспекции такой странный «детский лагерь» вполне имеет право на жизнь. До первого громкого скандала…

К ДОБРОМУ СЛОВУ КОЛЬТ НЕ НУЖЕН

Кто не знает, всеукраинская детская здравница – это нынче не Крым. В Донецкой области существует сотня детских оздоровительных лагерей, семьдесят из которых открылись и работают в этом сезоне. Для сравнения: в Крыму официально только 48 детских здравниц, из которых только половина в этом сезоне используется по назначению.
Так вот, «детская здравница» в Волновахском районе, по уверениям наших источников в администрации, в этот список не входила и местные власти вот-вот должны были выписать акт на вывоз детей.
И мы отправились в Волноваху.
«Да никаких актов на вывоз детей мы не выписывали! Потому что не выписывали никаких разрешений на открытие лагеря. Нельзя закрыть то, чего официально нет!» – огорошил меня с порога  Владимир Яковлевич Коломоец, заведующий сектором внутренней политики районной администрации. И я сразу понял, что попал туда, куда нужно.
«Этот лагерь мы между собой называли «В гостях у дяди Васи», — продолжил рассказ Владимир Яковлевич. — В селе Ольгинка живет такой Василий Александрович Дудник. Человек у нас известный – глава зарегистрированной еще в середине девяностых годов районной организации ЕХБ (Евангельских христиан баптистов – прим. ред.). Он в прошлые годы пару раз пытался открыть детский лагерь для верующих, но столкнулся с официальными процедурами и перестал это делать. А теперь у него в собственности два дома – один напротив другого. Вот он туда и завез детей от 8 до 17 лет. В разные дни там бывало от 55 до 65 детей-верующих из Мариуполя, Волновахи и близлежащих мест. И сотрудники там такие же – от уборщицы до воспитателей из христиан-баптистов. Поставили в молельном зале кровати, во дворе — пару теннисных столов, велосипеды у них были практически на всю компанию, пруд рядом с селом…
Конечно, продукты они закупали в основном в магазинах и мариупольских супермаркетах. И такое количество детей, разумеется, спровоцировало звонки возмущенных соседей в райадминистрацию. И мы начали писать письма: в милицию, СБУ, санстанцию, МЧС, поселковый совет и даже в отдел спорта облгосадминистрации. И чуть ли не каждый день кто-то к нему приезжал. А он очередную проверку встречал у ворот и не пускал! Его дома — его частная собственность. И гости внутри — тоже его. И никаких прав на то, чтобы зайти внутрь двора без разрешения хозяина, никто из проверяющих не имел. Но продолжали приезжать. Такое количество детей – это ж мина замедленного действия. Все может случиться! В итоге сыграло свою роль доброе слово. Он на давление никак не реагировал. А мы с ним по-хорошему говорили. Он, скажем так, проверяющих не пускал, а в гости представителей сельсовета приглашал. Санстанцию не пустил, потому что они с проверкой, а в райадминистрацию звонил с приглашениями, готов был помощь принять. Ну, ездили, смотрели. Знаете, у него там даже врачи-волонтеры были. Один из Мариуполя, а другой верующий аж из Германии приехал.
И в итоге всех этих бесед он понял, что в покое его не оставят, и сам отправил детей по домам. И теперь этого лагеря нет. Но никто не застрахован, что на будущий год он так же в обход закона не откроет его снова…»
Дозвониться до бывшего хозяина христианского лагеря в Ольгинке мы не смогли. На чужие звонки там по привычке не реагировали. А пообщаться было бы интересно.
Но самый главный вывод для себя я все же сделал. Надо ехать в село! Несмотря на все проблемы и зарплаты в 900 гривен, местная власть в сельских районах все еще действует. И худо-бедно, хоть добрым словом, а свою территорию контролирует.
А мы должны контролировать и защищать собственных детей