Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Выехали из Донбасса «на время» и пятый год живут в Турции. Почему быть переселенцем уже не страшно?

Элла и Николай Голубченко с 6-летним сыном Русланом четыре года назад уехали из Горловки и осели в солнечной Турции у родственников. Потом вернулись в родной город, но вскоре вновь уехали в Анталию, где в итоге живут уже четыре года.

Об адаптации, местных заработках, ценах на жилье и продукты, учебе сына в новой школе, они рассказали Свои.City.

«С собой было 4 сумки с вещами и 2000 долларов»

— Сестра нам в первое время помогла. Мы не знали язык, она оформила документы, страховки и приняла к себе пожить,- рассказывает Николай.

Экзотическая природа и доброжелательность местных жителей  удивили горловчан при первом знакомстве с Анталией. Мандарины на деревьях вместо привычных абрикос, пальмы – вместо тополей и курортный лоск резонировал с родной Горловкой.

— Ребенка приятно удивили чистые улицы и пальмы. Меня  — добрые, отзывчивые люди, и особенно дома — они там все разной постройки и разных цветов. Мы приехали в декабре. Здесь было очень солнечно, правда, ребенка разочаровали — он ожидал увидеть снег, — вспоминает Элла.

Теплые края, в которые так стремятся попасть на отдых многие украинцы, не помогли ребятам в тот момент справиться с тоской по дому.

– Пробыв в Турции два месяца, мы решили вернуться, хотя нам все говорили: «Оставайтесь». В Горловке было нелегко жить, но мы верили, что все это ненадолго. Ребенок пошел в школу, во второй класс,- говорит Николай .

Но ситуация в  Горловке накалялась — оставаться там было небезопасно. В декабре 2014 года они собрали все необходимые вещи, документы и отправились в Анталию с установкой, что это всего на год и скоро все наладится в родном городе.

— С собой было 4 сумки с вещами и 2000 долларов. По нашим подсчетам, именно столько нам было необходимо, чтобы устроиться на новом месте: снять жилье, оформить документы и прочее. На эти деньги мы купили вещи, собрали ребенка в школу. Кстати, на то, чтобы оформить документы, ушло немало денег. Все бумаги необходимо перевести и заверить у нотариуса, -рассказывает Элла.

В багаж они упаковали и то, что могло помочь им заработать на хлеб в будущем.  Элла как мастер маникюра и биотатуажа взяла с собой инструменты. Николай, специалист по изготовлению корпусной мебели, прихватил то, что могло пригодиться в его ремесле. Эта предусмотрительность  помогла семье адаптироваться на новом месте.

«Купил 3D-принтер, приспособил к нему выжигатель, и начал делать картины на заказ»

Спустя четыре года каждый из них зарабатывает привычным и любимым для себя делом. Семейного бюджета сейчас хватает на то, чтобы арендовать просторную квартиру и обеспечить повседневные потребности семьи.

— Живя в Антальи, мы поняли, что приезжих и смешанных семей тут очень много. Но проблем с жильем нет. Можно обратиться в фирму, которых тут очень много, и подыскать себе жилье . И мы не слышали о мошенических историях с жильем. Помимо этого, есть много комиссионок, в которых можно приобрести всю мебель и технику, необходимую для жизни, — рассказывает Элла.

Обосновавшись на новом месте, Николай увлекся тем, на что в родном городе времени постоянно не хватало.

«Еще дома у меня был выжигатель, но мне некогда было этим заниматься. В Турции у меня появилось свободное время и я начал понемногу развивать свое хобби. Заказал через сайт 3D-принтер, приспособил к нему выжигатель, нашел программу, которая точечно выжигает и начал делать картины под заказ», — отметил он.

Вскоре у меня появились первые заказы. Но вот в чем парадокс. Дело не шло, пока я продавал дешево, поставил дороже — тоже не очень, а еще раз увеличил стоимость — начали заказывать такие картины на подарок. Здесь 3D-печать совсем не развита, и они не понимают, как это работает. Я пытался на словах разъяснить, как печатаю сувениры на этом принтере, но они не понимают: «Ты вырезаешь из пластмассы спрашивают?»,– говорит мастер.

Своими работами Николай делится в Instagram. И признается, что заказчики, как правило, богатые люди, которые уже попросту не знают, что такого оригинального подарить близким. Горловчанин продолжает экспериментировать и параллельно занимается самообучением.

По его словам, у турчан тоже есть чему поучиться, например, в сфере сборки мебели.

— Они все мебельные детали кроят под углом 45 градусов и склеивают. Как результат не видно средств монтажа, фурнитуры, что дает очевидное эстетическое преимущество готовым изделиям, — признается Николай.

«Вы все такие злые, потому что у вас холодно»

Если турецкие мебельные технологии все-таки имеют много общего с украинскими, то бьюти-индустрия в Турции разительно отличается от украинской.

— Тут люди мало беспокоятся о стерильности инструмента и не настолько щепетильно делают маникюр, а стоимость услуг зависит от того, в каком районе расположен салон красоты. У них действительно на высоком уровне умеют ухаживать за волосами, делают потрясающие укладки, как-то по особенному вытягивают и моделируют волосы утюжками. А вот наращивание ногтей было развито очень плохо. Женщины считали, что наклеенные ногти — это и есть наращивание, поэтому технология гелевых ногтей, в которой работаю я, у некоторых клиенток по первой вызывал изумление, — признается Элла.

В салон красоты турчанки ходят больше для развлечения, ценят радушный прием. Но если не получают его, то могут расценить это как обиду.

— Узнав, что я из Украины, один мой коллега на следующий день привез на работу свою жену-украинку и предложил нам пообщаться. Мне стало как-то не по себе, как и ей, судя по всему. Мы обменялись несколькими общими фразами и все. А он недоумевал, почему мы так быстро поговорили. Одна моя знакомая турчанка сказала однажды: « Вы все такие злые (прим.ред — имеет в виду славяне), потому что у вас холодно», — шутит Николай.

В Турции ребятам действительно не хватает самого главного атрибута холода- снега.

— Когда здесь температура опускается до 0, едва ли не чрезвычайное положение: никто никуда не идет и не едет. Тут ведь даже зимней резины ни у кого нет, а урожай собирают 3 раза, — смеются Элла и Николай.

«Система оценивания 100 бальная, но до 3 класса ставят только «очень хорошо», «хорошо», «старайся»

Доброжелательность местных жителей позволила успешно адаптироваться на новом месте и их сыну — Руслану. Они утверждают, что хорошее отношение к детям здесь — едва ли не культ: ребенок разбил посуду в ресторане — no problem, разнес пол супермаркета- никто даже не нахмурит брови.

— Школа приняла хорошо. Руслан на тот момент посещал 2 класс. Поскольку языка он вообще не знал, его определили в 4 класс, там преподавал учитель, знающий русский язык. Пробыв в четвертом классе около 3-4 месяцев и немного подучив язык, его вернули во второй.

Школы очень большие, детей много, и иностранцы не редкость. В классах по 30-35 человек. Учатся в две смены. Предметы упрощенные, например, физика химия и биология — в одном предмете. Система оценивания 100 бальная, но с 1 по 3 класс не оценивают в баллах, есть только три отметки: «очень хорошо», «хорошо», «старайся». Учителя не требовательные: хочешь — учись , не хочешь- не надо. Много мужчин-учителей, особенно в начальной школе. В данный момент Руслан знает лучше всех в семье турецкий язык, и мы часто обращаемся к нему за советом. Но, как и многим детям, ему не нравится учиться. Недавно стали развиваться кружки, как было и у нас когда-то. И мы тоже решили, что не лишним будет, посещает баскетбол и стрельбу, это ему больше нравится чем школа, -рассказывает Элла.

По словам ребят, местные школьники — отражение взрослых: не задираются, не дают прозвища сверстникам и с участием относятся к проблемам других.

Что нужно украинцу, чтобы переехать в Турцию?

В первую очередь — знание языка. Многие турки разговаривают на английском, дети в школе тоже его учат, но без турецкого языка будет туго.

— В Турции есть бесплатные языковые курсы, но на них преподают турки, поэтому есть определенные сложности. Есть и платные — там учат русские. Язык учить очень важно, так как в любом случае сталкиваешься с ним повседневно, -поясняет Элла, которая также посещала языковые курсы.

Выучив язык, можно задуматься и о трудоустройстве. Самая маленькая зарплата в гривневом эквиваленте составляет около 6000 гривен, жилье в Анталии можно снять и за 2500 гривны. На такой минимум может рассчитывать подсобный рабочий из числа иностранцев.

Ребята рассказывают, что «наши» предпочитают работать в сфере услуг, например, в тех же отелях.

— Чтобы арендовать квартиру, необходимо сразу заплатить за первый и последний месяц и еще отдать  риелтору сумму, эквивалентную одному месяцу аренды  Когда мы снимали свою первую квартиру, то нам помогал риелтор, который был другом моей сестры и он с нас не брал комиссию.

Сейчас жилье мы арендуем недалеко от моря и цены здесь достигают около 5000 в гривневом эквиваленте. Еще ближе к морю жилье будет стоить чуть дороже, но есть и более доступное: все зависит в основном от расстояния до побережья и благоустроенности района, — рассказывает Николай.

Льгот или гуманитарной помощи для жителей Донбасса, в Турции не предусмотрено.

— Да и о самой войне местные знают крайне мало, некоторые даже думают, что у нас уже все закончилось. Тут все сосредоточены на конфликте в Сирии, о котором только и говорят по телевидению, и помогают беженцам из Сирии, — рассказывает Элла.

Вскоре новый год и ребятам снова пора оформлять документы, необходимые для проживания в Турции. Делать они это будут уже в четвертый раз.

Каждый новый год в Турции подрастают цены и зарплаты: аренда жилья в Анталии ежегодно в январе дорожает на 10%, однако в унисон этому поднимают и зарплаты — приблизительно на 30%.

Сейчас украинская семья в очередной раз переезжает. Квартиру, в которой они живут, выставили на продажу. При этом, они не исключают, что могут изменить не только квартиру, но и страну. Жизненные обстоятельства научили их не строить долгосрочных планов и жить здесь и сейчас.

— Пока мы здесь. Готовим документы на следующий год и планируем съездить в Украину. По дому очень скучаем. Но готовы двигаться вперед и, если выдастся возможность, еще куда-то переехать. В Германию и США, например. Уже не побоимся и переедем. Единственное нужно, чтобы сын школу закончил, ведь самое сложное — это адаптация. Землякам хотим пожелать мира, ведь если бы был мир, то не было бы во всем мире беженцев, — подводит итог Николай.