Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Добытчик золота

Корреспондент «Кочегарки» встретился с нашим земляком, который уже два десятилетия работает в России на добыче золота. Андрей попросил не называть по ряду причин в газете его фамилию.

– Андрей, каким образом вы попали на золотодобычу?

– Еще во времена Союза, в конце 80-х, мой брат уехал на Север, где уже жили и работали другие наши родственники. Поэтому и я в 1991 году, после службы в армии, пошел по протоптанной дорожке – на Дальнем Востоке сначала три года работал на прииске золотоискателей, потом все больше по артелям.

– А в чем отличие прииска от артели?

– Первый работает круглогодично, а в артелях (или звеньях) сезон золотодобычи длится с 1 марта до 10 октября. Начинается и заканчивается все вскрышными работами, когда огромные тяжелые машины – катера, весом до 108 тонн, подготавливают участки. Порой приходится за полтора месяца снять около 50 тыс. куб. метров земли. А вот промывка стартует лишь после потепления, где-то в середине мая, когда днем припекает солнце и появляется в достаточном количестве талая вода. По здешним меркам это время года уже «почти лето», а там ночью бывают морозы до 15-ти градусов.

– Как-то довелось слышать и о так называемом «вольном приносе» – что это?

– В таком случае берется разрешение в милиции, и можно заниматься добычей золота в частном порядке. Раньше люди, знающие золотоносные места, могли денек поработать на ручье и обеспечить себя деньгами на месяц. Было время, что и я с товарищами пытался поработать «на себя», но оказалось это делом далеко не простым. Вообще с каждым годом все меньше народа занимается вольным приносом, и все благодаря беспределу со стороны правоохранительных органов. Фактически эту сферу контролирует милиция, даже если у тебя с документами все в порядке, то тебе сначала «по бокам» отходят, а потом бумаги посмотрят. Кроме того, попробуй еще объясни, что ты ничего не намыл.

Помимо такого отношения хватает и других сложностей, ведь это за грибами в лес можно пойти с рюкзаком за спиной и лукошком в руках. Чтобы нормально работать на золотодобыче, необходимо найти место, занести достаточно продуктов, построить жилье, потому что в палатках долго не проживешь. А погода все усилия может свести на «нет». Сейчас, правда, есть новое движение, когда золото ищут металлодетекторами в местах, где его добывали значительно раньше. Тогда технология была такой, что именно самородки чаще всего проскакивали мимо и отбрасывались в сторону вместе с крупными обломками. Но насколько это прибыльно – затрудняюсь сказать.

– Есть какая-то норма для золотодобытчика?

– Конечно, за смену надо, как минимум, обработать 1 тыс. кубов земли. Получается, что на промывку «ложки» (ковш погрузчика объемом 3 куб. м) необходимо затратить не более двух минут. На сезон у нас установлен план – 280 кг золота. Такой показатель нас не устраивает, ведь только за «план» не выплачивается премия. Поэтому стараемся перевыполнять – в этом сезоне намыли 400 кг.

– Это ж какое получается содержание золота в земле?

– Когда работал на прииске, там было 1,44 грамма на куб грунта – с каждого ковша до 5-ти грамм золота оседало. А вот в артели даже полграмма с куба уже считается хорошим показателем. Порой приходится работать на 0,2-0,3 грамма на куб, и выполнить план удается только большими объемами промывки.

– Были случаи, когда попадались самородки?

– Самый большой, что лично видел, потянул на 114 граммов чистого золота, а в этом сезоне соседняя артель разжилась 700-граммовым самородком. Самый крупный, о котором слышал в наших краях, был более 9 кг. Но обычно в таких «находках» присутствует достаточно много кварца. Кстати, золото довольно-таки тяжелый металл. Например, в 200-граммовой кружке может поместиться около 3 кг золота. Поэтому, когда в фильмах показывают, что киногерои вдвоем легко хватают ящик с золотом и бегут, то выглядит это странным, ведь там, как минимум, 250-300 кг веса.

– Какое лично ваше отношение к золоту?

– Наверное, безразличие. Вот у «материковских» первый вопрос – украсть можно? Я им отвечаю, что можно, но и срок светит – 8 лет заключения. Оно того не стоит. Камер наблюдения у нас, конечно, нет, но все друг друга знают, да и персонал тщательно подбирается администрацией. Не дай Бог кто-то попадется на воровстве – потом свои же товарищи объяснят, что так поступать нельзя, ведь от выработки зависит заработок каждого из артели.

– Сколько зарабатываете – тайна?

– Ну почему же! У нас, например, ежемесячно зарплата 20-25 тыс. рублей (около 5-6 тыс. гривен), а в конце сезона обычно делается перерасчет, выплачиваются премиальные за перевыполнение. Заработок считаю нормальный, кроме того, ведь работник весь сезон на полном обеспечении – кормят, поят и одевают, так что при желании можно почти не тратить деньги.

– Все о золоте да деньгах. Расскажите, какая там природа.

– В корне отличается от той, что здесь. Например, как-то в августе за сутки пережил все времена года. Когда ехал с ночной смены, был легкий весенний ветерок, в обед вышло солнце и припекло так, что хоть «шкуру снимай», вечером пошел дождь, похолодало и потянуло сыростью, а ночью выпал снег. Есть в природе нечто необычное: утром встаешь – все серое, невзрачное, а брызнул дождь, и вся серость смывается – сопки буквально мгновенно зеленеют. Но в то же время в ней таится опасность.  Ручеек, который летом можно свободно переступить, весной за счет талой воды становится полноводной рекой. В этом году был период, когда время от времени глушили все приборы и слушали рацию – в любой момент могла прийти команда – «спасаться!». В таких случаях надо было бежать на самую высокую точку – на какую-нибудь возвышенность и пережидать стихию. Не сам паводок так страшен, как его последствия – рвутся десятки дамб, и он может запросто перерасти в стихийное бедствие.

– А животный мир?

– Ручные лисицы есть в каждой артели и прииске, они сродни домашним собакам. Бывает, что захаживают медведи.

Когда по окончании сезона возвращаетесь домой в Горловку, то тянет назад? Может, появляется желание поменять работу и вести оседлый образ жизни? Тем более что в Украине объявлено об изыскательских работах по добыче золота.

– Тоже вариант, но уже сейчас я душой там и с нетерпением жду февраля, чтобы поехать назад. Даже не знаю, как передать это чувство словами. Наверное, уже не смогу променять неказистый деревянный домик в лесу на многоэтажку в промышленном городе.