Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Горловка в числе лидеров по поставкам секс-рабынь на экспорт

Донецкие правоохранители предотвратили очередную попытку вывезти местных девушек за границу с целью сделать их проститутками.

Задержанный 42-летний вербовщик оказался российским гражданином из Ростова-на-Дону. Преступник пытался переправить в соседнюю страну двух молоденьких дурочек, наивно поверивших сказкам опытного сутенера о легких деньгах и перспективах “прорваться в шоу-бизнес”. На самом деле, как рассказал заместитель начальника Управления по борьбе с торговлей людьми Донецкого областного УВД Андрей Небитов, агент поставлял “живой товар” в разветвленную сеть подпольных борделей, охватывающую европейский юг РФ. На украинский Донбасс преступник наведывался не впервые, не без основания полагая, что здесь легко найдет необходимое.

Вышеописанный случай, к сожалению, — лишь типичный эпизод в хронике криминальной торговли донецкими женщинами. В частности, в те же дни в шахтерской столице был пойман “на горячем” 50-летний турок, наладивший нелегальный канал экспорта секс-рабынь в Стамбул. Еще несколько дней назад на пограничном пропускном пункте “Должанский” в Луганской области задержали двух “бандерш”, конвоировавших на иностранные заработки телом большую группу донетчанок в возрасте от 17 до 24 лет. И так — практически без конца.

Сотрудники донецких правоохранительных органов авторитетно утверждают, что у секс-торговцев наработана сложная система, позволяющая с размахом вести рискованный, однако невероятно прибыльный бизнес на женском теле. “Кадры” для отправки за границу обычно подыскивают в малообеспеченных, неблагополучных семьях.

Почему торговцы “живым товаром” так горячо полюбили именно шахтерский край? Ну, прежде всего — чего скрывать — это отмечают все, кто впервые посещает регион: донетчанки действительно на удивление красивы. Десятки наций и народностей, смешавшихся в этом интернациональном котле, в итоге дали такой безумный эффект, что только держись!

Как утверждают знатоки ситуации, влияет и знаменитый донбасский менталитет, отличающийся не только повышенным прагматизмом, но и, скажем так, критическим отношением к нормам традиционной морали. Кроме того, в большинстве промышленных городов и поселков господствуют упадок, тотальная безработица, от которых действительно хочется убежать куда глаза глядят.

“В основном завербованных донецких женщин везут в Москву, а также в Турцию, Египет, Израиль, — согласился рассказать о тонкостях криминального предпринимательства один из экспертов областного Управления по борьбе с торговлей людьми. — Почему именно так? Причина проста: чтобы попасть на территорию России, даже заграничного паспорта не нужно. А в Турции, как известно, не требуют визу, только паспорт и 20 долларов при пересечении границы. Для других восточных стран схема сложнее: сначала девушкам оформляют туристическую путевку, отправляют под надзором на юг, за моря. Дальше бедуины через пустыню несколько дней везут “живой товар” в секретный пункт, где на вездеходе ожидает сутенер из большого города. Паспорта у жертв отбирают еще по прилету, следовательно, дальше они бесправны и беззащитны. “Мясо” — на сленге вербовщиков”.

Дальнейшая судьба секс-рабынь, различными путями попавших в иностранные публичные дома, просто ужасна. Одна из таких бедолаг, чудом вырвавшаяся обратно на родину, отважилась рассказать журналистам о своей горькой одиссее. В составе фиктивной тургруппы, с такими же наивными, как сама, девушками она прилетела в одну из ближневосточных стран, где им была обещана сезонная работа гостиничными горничными на курорте для “новых русских”. Однако по прибытии на место все завертелось, как в плохом фильме ужасов: тесный сарай без окон, где их запирали на ночь, 12 часов “работы” в местном публичном доме, издевательства, унижения, полная безнадежность.

Тем не менее, донецкие правоохранители замечают в последнее время крайне тревожную тенденцию: все больше соотечественниц отправляются за границу, совершенно сознательно выбирая секс-заработки. Однако обманом ли женщину выманили в чужие края, или отправилась она туда торговать собой по собственной воле — криминальный рынок “мяса” этого не различает. Вот еще одна типичная трагическая история.

— Я из многодетной семьи, — рассказывает горловчанка Анна К. — Сколько себя помню, всегда мы нуждались в деньгах, матери тяжело было воспитывать шестерых детей. Так вышло, что в 14 лет я забеременела, проблем еще прибавилось. Поэтому когда предложили “поработать” в Москве, согласилась. Но по приезде на место оказалось, что там нас ожидает статус почти скота. Тесную комнатку мы делили еще с тремя девушками, тоже из Горловки. Дверь закрывалась на замок, права самостоятельного выхода наружу мы не имели. Обязаны были выполнять любые прихоти клиентов. Хозяева нелегального “заведения” вели себя с нами очень грубо. Иногда из еды была только вода. А случаи “на работе” бывали разные. Случалось, нас вывозили по указанному адресу и заранее оговаривалось, что там будет только один клиент. А когда приезжаешь на квартиру, сидит полтора десятка здоровенных пьяных мужиков. И всех их должна удовлетворить, отказы не принимаются. Становилось страшно за собственную жизнь.

Вернувшись домой на Донбасс, они, как правило, пытаются “залечь на дно”, не только боясь человеческого осуждения, но и совершенно резонно опасаясь вербовщиков, которые могут внезапно заявиться и наказать за недовыполненный контракт.

В свою очередь “завязавших” путан пытаются разыскать добровольцы общественных организаций, цель которых — интеграция этих женщин в общество, предоставление им защиты, юридической или психологической помощи. Но гендерные волонтеры с тревогой констатируют: пока что, несмотря на все усилия, поток секс-миграции не иссякает в обоих направлениях: туда — здоровые, преисполненные жизненных сил девушки, назад — сломленные, больные, разуверившиеся существа, превратившиеся, по сути, в “человеческий осадок”, изверженный бездушной машиной криминального бизнеса.