Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Горловка в огне войны (2 часть)

Продолжение. Начало 1 сентября.

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Перейду к событиям, связанным с освобождением Горловки, и к тому, что говорили об этом знаменитые военачальники и никому не известные мои знакомые, которые уже «ушли за горизонт», – ибо много времени утекло с момента тех событий.

В пору освобождения Донбасса Маршал Советского Союза Василевский Александр Михайлович был представителем Ставки Верховного Главнокомандующего и координатором действий Юго-Западного и Южного фронтов. Тех формирований, которые находились вблизи Горловки. В книге «Дело всей жизни» он пишет: «4-го сентября я отправился в 3-ю гвардейскую армию. Выяснилось, что вот уже сутки (т.е. с утра 3-го сентября) начальник штаба армии генерал Хетагуров не знал, где находится командарм (Д.Д.Лелюшенко). Только в ночь на 5-е сентября Дмитрий Данилович появился на своем командном пункте в Мирной Долине. Выяснилось, он сформировал подвижный отряд, использовав для него трофейные автомобили, часть танков 243-го танкового полка и 293-й стрелковый полк 259-й стрелковой дивизии, которая успешно наступала, и сам повел его в бой. Не без участия передовых частей 51-й армии и соседнего Южного фронта отряд разгромил гитлеровцев возле Никитовки. Захватив город, большие трофеи, Лелюшенко после этого оказал помощь войскам Южного фронта в борьбе за Горловку, расположенную далеко за границей полосы, определенной для его армии». (А вот в книге Д.Д.Лелюшенко «Москва – Сталинград – Берлин – Прага» на стр. 185 приводится разграничительная схема, из которой определенно ясно, что Горловка входила в полосу Юго-Западного фронта и в зону действий 3-й гвардейской армии Лелюшенко, поэтому его действия ей и соответствовали). «…тем временем Горловку и без этого взяли бы войска 51-й армии» (А.М.Василевский. Дело всей жизни»). Вспомним все же, что история не имеет сослагательного наклонения.

Д.Д.Лелюшенко личность не только удивительная, но и героическая. Достаточно сказать, что свою первую звезду Героя Советского Союза он получил в 1940 году, т.е. еще до начала Великой Отечественной. Вот еще одна цитата из его книги: «259-я стрелковая дивизия полковника А.М. Власенко, используя трофейные машины и тягачи, в чем проявил инициативу начальник штаба дивизии В.А. Поздняков, при поддержке боевых машин 243-го танкового полка В.А. Подлесного буквально на плечах врага ворвалась на северную окраину Никитовки, разгромила более полка пехоты и захватила 25 орудий и минометов».

Много говорили «краеведы» о будто бы тщательно спланированной обороне и укрепрайоне, и о войсках, специально поставленных для его обеспечения. Как видим, спланированной обороны не было, иначе о каких бы «плечах» могла идти речь? Еще цитата из книги Лелюшенко: «Наиболее стремительно действовал при освобождении Горловки 939-й стрелковый полк под командованием подполковника П.В.Ренгача. Обнаружив противника, он без промедления развернул полк, артиллерия ударила прямой наводкой, пехота стремительно пошла в атаку и враг был смят». Вот так гвардейцы Лелюшенко оказались в административном центре Горловки и на его главной в то время площади перед «Домом Советов», а сегодня – зданием «Артемугля».

О том, что Горловку (Никитовку, территорию машзавода им.Кирова и центр города у старого «Дома Советов») освобождала 259-я стрелковая дивизия (сд) 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта во главе с Д.Д.Лелюшенко, в сочинениях сервилистов вы не прочтете. Это как же надо было игнорировать очевидные, известные, но намеренно умалчиваемые факты об освобождении Горловки 259-й сд, что сообщение об этом появилось в городской газете «Кочегарка» только спустя 58 лет, а передал его по завещанию деда Петра Харитоновича Беляева его внук Валерий («Кочегарка», 6 сентября 2011 г. – «В составе 259-й стрелковой дивизии»). По словам Валерия, «единственное, что всегда огорчало Петра Харитоновича до конца его дней (умер в 1976 г.), что среди воинских частей и соединений, освобождавших Горловку, не упоминали его дивизию». Достопримечательное сообщение показывает, насколько неправдиво, нарочито зашоренно следовали так называемые «краеведы» на поводу сфальсифицированной Совинформбюро истории освобождения Горловки, хотя, при желании, эту информацию можно было давным-давно получить из книги Д.Д.Лелюшенко. Петр Харитонович Беляев после своей смерти устами внука Валерия прорвал эту блокаду. Теперь можно связать то, что рассказали Д.Д.Лелюшенко и П.Х.Беляев, и достоверно доказать освобождение Горловки 259-й сд. Ведь П.Х.Беляев во время этого события на площади перед зданием «Артемугля» нашел себе даже жену, а потом поселился и прожил жизнь в Горловке. Это еще одна страница советской массовой информации, а вернее – дезинформации. (От редакции: последний обширный абзац В.А.Свеженцева не во всем подтверждается известными на сегодня фактами, о чем будет сказано позже).

Среди тех, кто помогал Красной Армии, было немало подростков, становившихся «лоцманами» для наших воинов в море боев. Об одном из таких проводников – своем друге 15-летнем Сергее, мне рассказал свидетель Лелюшенковского штурма Никитовки Александр Викторович Приходько: «Мы были в самой гуще наших. Неожиданно движение застопорилось. Немцы открыли яростный и убийственный огонь, накрыв сплошным ковром пристрелянную территорию между двумя железнодорожными насыпями. Сами они укрылись за более высокой». Сергей вызвался провести наших бойцов в тыл немцев. Он первым забрался в заросший кустарником ходок, предназначенный для прокладки кабелей под насыпями. За ним туда по одному стали погружаться бойцы. Сам ходок только в начале был присыпан, а дальше походил по профилю на пещеры Киево-Печерской или Святогорской лавры. Когда батальон пробрался в тыл противника и открыл огонь, ошарашенным немцам только и оставалось, что вывесить на штыках платки и белые тряпки. Откуда только и взялись?! В одну кучу полетело еще дымящееся оружие. Подхватив Сережу, гвардейцы стали подбрасывать его на плащ-палатке, а кто-то успел прикрутить на его ветхий пиджачок гвардейский значок, очень похожий на орден Красного Знамени.

В августе 2011 года автор этих строк в течение двух часов беседовал с приехавшим в Горловку итальянским историком и журналистом Джузеппе Д’Амато. Искал Д’Амато потомков итальянского нашествия. В том, что они были и есть, нет никакого сомнения. Одного из них, необычайно привлекательного подростка, в 1955 или 1956 году я встречал возле квартиры №19 дома №6 на ул.Советской. Он был сводным братом проживавшего в той квартире Сергея, а я сам жил в соседней 21-й квартире. Да, с тех пор прошло более полувека, но если бы кто-то из потомков итальянцев откликнулся, я бы с удовольствием связал бы их с Джузеппе Д’Амато.

Продолжение в четверг, 6 сентября.