Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

МИЛОСТЬ К ПАДШИМ

У рынков, на автовокзале и железнодорожной станции, в бойких местах на улицах мы часто видим таких людей. Кто-то кладет деньги в шапку или баночку, кто-то отводит взгляд. Но все равно большинство из нас, видя просящих людей, испытывают неловкость. Может быть, потому, что мы здоровы и благополучны хотя бы по сравнению с этими людьми?

Недавно наблюдала такую сценку: сидит человек, оборванный и грязный, просит подаяние. Идут, переговариваясь между собой, две дамы. Одна бросила монетку, а другая говорит: «А как же! Налаженный бизнес спонсировать?!». Я раньше тоже была настроена категорически против подаяний, но недавно произошел случай, который поколебал мои предубеждения против попрошаек. Как-то в одном нищем, скрючившемся на ступенях церкви, я узнала бывшего соученика: когда-то мы ходили в одну школу, он – на два класса старше. Я поздоровалась и напомнила о себе, он ужасно смутился вначале, а затем рассказал вкратце и свою невеселую историю, и еще одного «побратима».

Оба когда-то вели совершенно нормальную жизнь – окончили школу, получили профессию, у них были семьи, дети, жилье. А потом что-то случалось, и жизнь стремительно катилась под откос. В этом была трагическая необратимость, и я испугалась от мысли, что такое может произойти в общем-то с каждым. Недаром прежние поколения сложили пословицу: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся». Войны, революции, репрессии, голод – каждый может привести пример из истории своего рода или своих знакомых, когда люди неожиданно теряли все. Наверное, этот опыт поддерживает наш бессознательный страх перед обнищанием и мотивирует подавать милостыню.
Выбирая – подавать или не подавать, – каждый из нас как-то объясняет себе свое поведение. «Я не стану подавать, потому что попрошайки – часть преступной структуры», – думают одни. Другие считают, что нужно подавать всегда и везде: вдруг мои деньги помогут кому-то изменить жизнь. Встречались мне и очень практичные люди, рассуждающие примерно так: чем бросать деньги на ветер, правильнее купить бездомному еды и проследить, чтобы он ее съел, а не поменял, к примеру, на выпивку. А один знакомый высказал даже такое мнение: «Я часто езжу одной электричкой, в которой «промышляет» некий нищий, изображающий слепого. Я видел его в другой обстановке и знаю, что он здоров. Но какой артист! А талант нужно вознаграждать, поэтому я ему всегда подаю».

Руководитель одной театральной студии дал как-то студентам задание переодеться нищими и попробовать просить милостыню. Затем все анализировали, как это происходило и что при этом чувствовалось. Многих этот эксперимент потряс – одни хоть и на время, но прочувствовали то, что ощущает другой на самом деле. Другие так и не смогли протянуть руку – но для них это был лишь эксперимент, а не способ выжить.
Право выбирать, как себя вести и как относиться к просящему человеку, в любом случае остается за каждым из нас. Для себя я решила: когда пристает сизоносый субъект, прося явно на опохмел, или у одной и той же таблички почасово сменяются «работники», – не подавать принципиально. В остальных случаях полагаться на интуицию.

Ирина МАТВИЕВСКАЯ

Комментарии закрыты.