Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Углепром в ОРДЛО: жертва «зеленой революции»

Будущее шахт в ОРДЛО зависит от ситуации в российском углепроме. Так будет до возврата этих территорий и шахт под контроль официальной украинской власти. Которой придется взять на себя все проблемы и расходы, связанные с трансформацией угольных регионов.

В отличие от Евросоюза, США и других развитых стран, в Москве не спешат переключать экономику на «зеленый» курс, предполагающий отказ от ископаемого топлива. И прежде всего угля.

Но от этого будущее украинских шахт, захваченных на Донбассе при поддержке Кремля, не становится более радужным.

Плоды экспортной ориентации

Российская угледобывающая промышленность «заточена» на экспорт: туда идет около 50% ее продукции.

Из этого объема на европейское направление приходится примерно половина, остальное – на восток, на рынок азиатско-тихоокеанского региона (АТР).

O влиянии европейской инициативы Green Deal на перспективы украинского углепрома известно давно. Тотальный переход европейских экономик на возобновляемые источники энергии лишает угольщиков из РФ большого объема продаж.

Бельгия и Португалия уже закрыли все свои угольные тепловые электростанции (ТЭС). Словакия и Франция остановят их к 2023 г., Великобритания – к 2024 г., Австрия, Ирландия, Италия – к 2025 г., Финляндия и Нидерланды — к 2029 г., Дания и Венгрия – к 2030 г,

Поэтому до недавнего времени надежды российского углепрома были связаны со странами АТР. Но и там декарбонизация экономики (отказ от использования ископаемого топлива, включая уголь) набирает обороты.

Председатель КНР Си Цзиньпин еще год назад во время выступления в ООН заявил о планах страны к 2060 г. полностью отказаться от углеродных ресурсов.

И Национальная комиссия по развитию и реформам (высший орган экономической политики Китая) уже остановила строительство новых угольных теплоэлектростанций общей мощностью 150 ГВт.

Также было объявлено о выводе из эксплуатации устаревших угольных станций на 20 ГВт. Для сравнения: мощность всех электростанций Украины, включая атомные – 51,9 ГВт.

Япония к 2030 г. закроет 110 из 140 своих угольных электростанций. Соответствующие планы в 2020 г. озвучил министр промышлености и энергетики Хироши Кадзияма.

Итак, уже совсем скоро половина добываемого в России угля окажется невостребованной.

А теперь внимание, вопрос: если россиянам будет некуда девать свой уголь – будет ли им нужен уголь из ОРДЛО?

Как известно, сейчас он в небольших объемах нелегально вывозится в Турцию и страны ЕС. Часть энергетического угля используется для работы Старобешевской и Зуевской ТЭС в «ДНР».

О плачевном положении в металлургической промышленности на территории ОРДЛО ранее сообщалось неоднократно. Из-за него Алчевский меткомбинат, Енакиевский и Донецкий метзаводы не могут обеспечить устойчивый спрос на коксующийся уголь. Поэтому главным покупателем угля с неподконтрольных территорий украинского Донбасса являются тепловые электростанции южнороссийского региона. При этом основная угледобыча в РФ сосредоточена в Кузбассе и Якутии.

Уголь там в разы лучше по качеству, чем добываемый в шахтах Донбасса. Как по калорийности, так и по содержанию вредных примесей. И да, в Якутии и Кузбассе почти весь уголь добывается в карьерах, открытым способом. Это на порядок дешевле, чем в шахтах. Поэтому оставшиеся в работе немногочисленные российские шахты Западного Донбасса (Ростовская обл.) – слабое звено российского углепрома.

Единственным их плюсом является географический фактор: везти уголь по железной дороге из Кузбасса на ту же Новочеркасскую ГРЭС все же далековато. И не очень дешево.

Проще использовать уголь из местных шахт. Но они закроются первыми на фоне постепенного сворачивания угольного экспорта из РФ. Соответственно, уголь из ОРДЛО так же окажется невостребованным.

Здесь уже не спасет меньшая себестоимость, которая получается из-за того, что шахтеры в «ДНР»-«ЛНР» вынуждены работать за еду: платят им порядка 20 тыс. руб. в мес. И то с длинными задержками.

Последний рывок

Углепром в ОРДЛО – единственная более-менее «дышащая» отрасль. По сравнению с той же металлургией.

В мае т.г. сообщалось о сдаче в эксплуатацию новой лавы с мощностью 2 тыс. т. в сутки на шахте «Белореченская» предприятия «Востокуголь» в Луганской обл.

По данным «министерства угля и энергетики ДНР» в 2020 г. на шахтах в неподконтрольных районах Донецкой обл. были введены в эксплуатацию 6 новых очистных забоев.

На фоне многомесячных простоев сталеплавильных мощностей это и правда выглядит как достижение. Если не брать в расчет колоссальное падение добычи по сравнению с довоенным периодом.

Читайте также: Что происходит в «Артемугле» и в углепроме в целом.

Для примера можно взять объединение «Макеевуголь», некогда одно из наиболее успешных и перспективных угледобывающих предприятий Украины.

Там в конце июня т.г. тоже был сдан в эксплуатацию новый очистной забой на шахте «Холодная балка». Но объемы добычи далеки от довоенных.

За июль в целом по объединению получено 2,61 тыс. т., в мае – 38,54 тыс. т. Для сравнения: в мае 2012 г. было добыто 165,76 тыс. т. Т.е. имеем падение месячной добычи в 4,3 (!) раза.

И еще. В том же 2012 г. на «Макеевугле» сдали в эксплуатацию 7 новых лав. Т.е. на одном объединении в довоенный период их запустили больше, чем по всем действующим шахтам при «ДНР».

Теперь же «Макеевуголь» вообще чуть не расформировали. Согласно январскому приказу «министерства угля и энергетики ДНР» шахты «Иловайская», «Холодная балка», им. С.Кирова, «Ясиновская-Глубокая» должны были перейти к «Торезантрацит».

Шахту «Калиновская-Восточная» собирались отдать ЧП «Горняк-95», а шахту им. М.Калинина — оставить в режиме водоотлива.

Позднее, в конце мая, «министерство» отменило свой приказ. Но очевидно, что именно «Макеевуголь» – первый кандидат на ликвидацию среди немногочисленных работающих шахт в «ДНР».

В т.г. из «республиканского» бюджета там собрались выделить на развитие угледобычи во всей «республике» 1 млрд руб. По текущему курсу это $13,62 млн. Снова-таки, все познается в сравнении.

В том же 2012 г. (далеко не самом успешном для донецкого углепрома) на одном «Макеевугле» было освоено около 100 млн грн. капитальных вложений. По тогдашнему курсу это $12,5 млн.

Т.е. даже если планы «министерства угля и энергетики ДНР» окажутся выполнены, инвестиции в целом по всем предприятиям будут примерно того же уровня, что раньше по одному.

Это означает, что ожидать роста добычи не приходится – не говоря уже о ее возвращении к довоенному уровню.

Но проблема не только в отсутствии финансовых ресурсов. С трудовыми ресурсами не меньшая проблема.

Читайте также: Куда девается уголь?

Жители ОРДЛО в соцсетях отмечают, что на немногочисленных действующих шахтах остались только работники предпенсионного возраста. Кто помоложе – работают вахтовым методом на угледобыче в Якутии и в Воркуте.

Там местные в свою очередь отмечают, что россиян на северных шахтах и разрезах практически не осталось. Вахтовики — сплошь заробитчане из ближнего зарубежья. И прежде всего из ОРДЛО.

Поэтому сейчас проблемы трансформации угольных регионов в ОРДЛО нет как таковой. Ключом к ее решению стало повальное заробитчанство.

Но она, проблема – однозначно появится, когда начнут останавливаться и закрываться российские угледобывающие компании в связи с потерей экспортных рынков.

Очевидно, что это произойдет не завтра и решать ее предстоит уже официальным украинским властям после возвращения контроля над ОРДЛО.