Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Виновата… бутылка

– Я не хотел убивать, но согласен с тем, что виновен, – сказал в своем последнем слове Виктор Михайлович. – А поскольку виноват, то должен и буду отвечать. Что делать, коли жизнь так повернулась…

Собственно говоря, жизнь повернулась не той стороной не сама по себе, а, видимо, в силу неистребимой тяги мужчины к водке. Были в свое время у него и приличная работа, и жена, и ребенок. А потом осталась лишь компания собутыльников. С работы его уволили, жена, видя, что все ее попытки образумить супруга кончаются только новыми возлияниями, подала на развод. Виктор Михайлович тогда вспылил и так отделал свою благоверную, что оказался в местах не столь отдаленных. А когда вернулся, оказалось, что следы семьи растаяли где-то вдалеке, как и квартира, которую жена продала. Что делать?

Сначала слонялся по бывшим приятелям, но тех осталось немного – кто угодил в «зону» за свои художества, кто вообще покинул этот мир. Но свет не без добрых людей, нашлась женщина, которая приютила страдальца. Она тоже не отличалась особо примерным нравом – отбыла три года за… грабеж. Нигде не работала, собирала бутылки и макулатуру, когда удавалось, – металлолом. «Заработанное» тут же пропивала. Понятно, что при совпадении стольких черт сожители не стали менять образ жизни…

Тот день, ставший трагическим, ничем не отличался от предыдущих. Выпили все, что было в доме у женщины, затем она пошла в магазин за новой «емкостью». И надолго пропала. Виктор Михайлович что-то заподозрил, поэтому появление сожительницы привело не только к брани, но и избиению женщины. Он пришел в себя только тогда, когда женщина перестала подавать признаки жизни. Понимая, что убийство с рук ему не сойдет, сам пришел в милицию сообщить о происшедшем…

В ходе судебного заседания он упирал на то, что чистосердечно раскаивается в совершенном, просил строго не наказывать, мол, это был не я, а бутылка. Однако суд Горловки, учтя наличие судимости и то, что преступление было совершено именно в состоянии алкогольного опьянения, приговорил его к девяти годам лишения свободы.