Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Восстановление Донбасса: планы и вопросы

Послевоенное восстановление Донбасса остается одним из главных вызовов для Украины как независимого государства. Этот вопрос находится в фокусе у власти. Но его решение до сих пор не начато по ряду причин.

Принятые Кабинетом министров программные документы по восстановлению Донбасса не дают исчерпывающего ответа на вопросы. Поскольку они решаются выходом из экономического кризиса всей Украины.

Новый документ

Кабмин 11 августа утвердил стратегию экономического развития Донецкой и Луганской обл. до 2030 гг. Документ разработан министерством реинтеграции временно оккупированных территорий (МинВОТ) на основании одноименной концепции. Она была принята правительством 23 декабря 2020 г.

Самой стратегии на сайте министерства обнаружить не удалось, там есть только ее концепция в виде презентации ключевых положений.

Одним из источников финансирования экономического развития Донбасса в концепции указывается взыскание в международных судах компенсации с РФ за агрессию против Украины. Теоретически это очень правильно и не поддается сомнению. Но практически…

Как отмечалось ранее, спустя 7 лет после аннексии Крыма и вторжения российских военных на Донбасс Украина так и не смогла добиться международных судебных решений о взыскании компенсации с России.

Еще раз: за столько лет нет даже самих судебных вердиктов по этому поводу. Не говоря уже о том, что их выполнение потом может длиться годами. Поэтому эти деньги могут обозначаться правительством как будущая компенсация текущих расходов – но никак не сам источник финансирования.

Есть и другие довольно глобальные вопросы, решение которых авторы стратегии определяют как рамочные условия для ее выполнения.

Например, замена налога на прибыль для предприятий налогом на выведенный капитал. Хорошая тема, вот только ее начинали «жевать» еще при В.Януковиче. И до сих пор «жуют». Поэтому вряд ли корректно прописывать такие критерии как условия выполнения стратегии экономического развития Донбасса. Выглядит как приглашение приходить в гости вчера.

Пояс успешности

Выражение запущено в информпространство главой МинВОТа А.Резниковым в ходе презентации стратегии. По его словам, идея заключается в создании вдоль линии фронта экономически развитых кластеров.

Новые производства, новые рабочие места с высокой з/п – все это будет формировать реинтеграционные настроения в ОРДЛО. Снова-таки, идея красивая и преподнесена была красиво.

«Воспринимать территории вдоль линии соприкосновения надо как территории нового развития и новых возможностей, а не как территории кризиса», — заявил глава МинВОТа на заседании Кабмина. При этом он прекрасно понимает, что такое возможно лишь при выполнении ряда условий. Важнейшее из них упомянуто в ранее утвержденной концепции.

Это страхование политических и военных рисков. Поскольку на самом деле бизнесмены на красивые «заманухи» из уст чиновников не «ведутся». Они привыкли рассуждать практично.

И прекрасно понимают, что означает инвестировать в проект, расположенный в непосредственной близости от зоны активных боевых действий. Поэтому без упомянутого страхования говорить с потенциальными инвесторами просто не о чем. Очевидно, именно поэтому безрезультатно закончился инвестиционный форум в Мариуполе, проведенный по инициативе В.Зеленского в октябре 2020 г.

Этот форум, напомним, был посвящен теме послевоенного восстановления Донбасса. И уже отмечалось, что статус прифронтовой зоны сильно влияет на темпы работ и вовлеченность региона в общенациональные программы развития – такие, как «Большое строительство».

Итак, упоминание в министерской концепции о страховке военно-политических рисков для инвестпроектов в прифронтовой зоне – это хорошо. Есть понимание, как данный вопрос решать. Все упирается в его практическую реализацию. Очевидно, что страховым гарантом таких рисков может и должно выступить государство Украина.

Есть и вариант с предоставлением международных гарантий, но это будет в разы дольше и сложнее получить.

Также очевидно, что требуется создание специального органа, который будет этим заниматься: фонда, государственного агентства, страховой госкомпании. Сейчас таких учреждений нет. Их еще предстоит, во-первых, создать (это не сделано до сих пор, за 6 лет после завершения активных боевых действий).

Во-вторых, необходимо обеспечить финансирование для работы такого учреждения: его операционные расходы плюс сам страховой капитал.

Донбасс – это Украина

Глобально есть два подхода к послевоенному восстановлению Донбасса и привлечению туда инвестиций. Первый условно можно назвать «местечковым».

Его сторонники предлагают предоставить особый экономический статус для районов Донецкой и Луганской обл., уже сейчас подконтрольных официальным украинским властям. И по мере реинтеграции распространить этот статус на ОРДЛО. Статус предполагает налоговые, таможенные и инвестиционные стимулы для инвестпроектов. Нечто вроде свободной экономической зоны или территории приоритетного развития.

Такой подход представляется очень проблематичным: требуются разработка и принятие закона Верховной Радой плюс сопутствующие постановления и распоряжения Кабмина.

Легко спрогнозировать, что все это растянется на годы. Поскольку, например, депутаты ВР от Львовской или Днепропетровской обл. не очень хорошо понимают: почему надо давать льготы Донбассу, а их региону – нет.

И в этих рассуждениях есть своя логика. Потому как можно и не выдергивать экономическое развитие Донбасса из общеукраинского контекста. Все очень просто: будет развиваться Украина – Донбасс тоже не останется в стороне.

Сложно ожидать иного: что по всей стране идет спад, а в Донецкой и Луганской обл. в это время наблюдается бурный подъем. И шансы на реализацию такого подхода гораздо выше.

Уже сейчас в ВР находится целый ряд инициатив, призванных стимулировать экономический рост по всей стране.

Это предоставление налоговых, таможенных и инвестиционных стимулов для индустриальных парков, господдержка экспорта высокотехнологичной машиностроительной продукции, локализация машиностроительного производства при госзакупках.

«Не под запись» крупные бизнесмены выражают готовность хоть завтра запускать инвестпроекты на Донбассе, в т.ч. и в прифронтовой зоне – если Рада примет вышеперечисленные инициативы. Которые вроде бы как поддерживаются и депутатским большинством, и Кабмином.

Это важно, потому как значительную часть проектов, перечисленных в приложениях к стратегии МинВОТа, можно реализовать на условиях государственно-частного партнерства. Т.е. привлечь частные инвестиции и за счет этого снять нагрузку с госбюджета. Это относится прежде всего к инфраструктурным проектам.

Среди них строительство современной автотрассы «Старобельск-Краматорск-Мариуполь», модернизация и электрификация железной дороги на участках «Запорожье — Камыш-Заря — Волноваха», «Попасная — Сватово — Купянск» и «Новозолотаревка — Лиман», строительство железнодорожной перемычки, соединяющей участок «Лантратовка — Кондрашевская-Новая» с железнодорожной сетью Украины.

Все эти проекты включены в концепцию экономического развития Донецкой и Луганской обл., утвержденную Кабмином в декабре 2020 г.

Также можно отметить планируемое возобновление работы аэропорта «Краматорск» на условиях совместного использования с ВВС ВСУ, развитие аэропортов «Мариуполь» и «Северодонецк».

В рамках стратегии правительство намерено решить и проблему водоснабжения Донбасса – одну из основных в регионе, наряду с разминированием территорий. Для этого планируется проведение работ по гидроизоляции русла канала «Северский Донец – Донбасс», капремонт и реконструкция второго донецкого водовода, реконструкция системы водоснабжения Мариуполя и попаснянского водоканала.

Но, если анализировать, то не все проекты выглядят однозначно позитивно. Например, освоение Юзовского газового месторождения и ранее называлось сомнительным. Как с экономической составляющей, так и с политической.