Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Зачем Путину предлагают признать «ЛДНР» и что может быть дальше

Госдума РФ обратилась к Владимиру Путину с призывом признать независимость «ЛДНР». В чем смысл такого обращения и как ситуация может развиваться дальше – в материале РБК-Украина.

Госдума России на заседании 15-го февраля уверенным большинством голосов обратилась к Путину с просьбой рассмотреть вопрос о признании Россией т.н. «ЛДНР» в качестве «самостоятельных, суверенных и независимых государств».

Спустя несколько часов на совместном брифинге с немецким канцлером Олафом Шольцем Владимир Путин пообещал «сделать все для решения проблемы Донбасса». Но при этом глава Кремля призвал все же опираться на Минские соглашения, которым любое признание т.н. «ЛДНР» прямо противоречит. Тем самым Москва оставляет себе пространство для маневра.

Принуждение к «Минску»

Вопрос о «признании» донбасских псевдореспублик поднимался еще с весны 2014-го года, с самого начала российской агрессии. Но при этом речь обычно шла о повторении крымского сценария, то есть не о «независимости», а о формальном «присоединении» этих территорий к РФ.

Впрочем, российская власть на этот шаг так и не пошла, несмотря на регулярные призывы как со стороны нынешних администраций неподконтрольных частей Донецкой и луганской областей, так и собственных депутатов и телепропагандистов. Позиция Москвы все эти годы была подчеркнуто размытой и противоречивой. С одной стороны, однозначного «нет» на вопрос о перспективах инкорпорации ОРДЛО в состав России все старались избегать, подчеркивая роль Донбасса как неотъемлемой части «русского мира».

С другой стороны, с 2014-го года РФ делала ставку на то, чтобы заставить Украину выполнить Минские соглашения, естественно, в их российской трактовке. А суть «Минска», если вынести за скобки вопросы проведения там выборов, передачи контроля за границей и т.д., сводится к тому, что ОРДЛО – это часть Украины. А никакие не отдельные «республики» (в Минских соглашениях такой терминологии нет вообще), и тем более, не часть России.

При этом за последние годы российская власть целенаправленно работала на разрыв связей ОРДЛО с «большой Украиной», раздавая там паспорта с двуглавым орлом, искусственно затрудняя проезд через линию ограничения и закрывая КПВВ, обрывая культурные, экономические и межчеловеческие связи между территориями и людьми.

Но публично российские официальные лица подчеркивали, что война на Донбассе является «внутриукраинским конфликтом» и отрицали свое в нем участие. При этом позиционируя Донецк и Луганск в качестве полноправных субъектов происходящего.

В последние недели требования Москвы к Киеву, по сути, вообще свелись к одному главному пункту: прямым переговорам с представителями ОРДЛО, предмет которых – порядок возвращения этих «отдельных районов» под контроль Украины. Формальное же признание «независимости» донбасских образований, безусловно, будет означать смену привычной российской парадигмы.

То, что этот вопрос актуализировался сейчас, на пике эскалации вокруг Украины, конечно, не случайность. По мнению представителя Украины в Трехсторонней контактной группе Сергея Гармаша, таким образом Россия повышает ставки на дипломатическом фронте, убедившись, что военное давление на Украину ей может обойтись слишком дорого.

«Для того, чтобы Путин признал т.н. «ЛДНР», голосование Госдумы не нужно, хватит его указа. Значит, если был устроен этот спектакль, то он носил именно публичную, демонстративную цель давления на нас и наших западных партнеров», – сказал Гармаш в комментарии РБК-Украина.

Это давление может иметь несколько целей. В случае с Западом – получение неких гарантий того, что Украина в обозримой перспективе не вступит в НАТО, хоть и явно не закрепленных в каких-либо документах. При этом аппетиты хозяина Кремля в этом плане растут.

Западные лидеры, в частности канцлер Шольц, на протяжении последнего времени уже неоднократно подчеркивали, с разной степенью прямоты: вступление Украины в Альянс сейчас не на повестке дня (при этом, конечно, делая оговорку, что в принципе никто закрывать дверь перед Украиной не собирается). Однако Путин прямо заявляет, что такая отсрочка Россию не устраивает, и вопрос евроатлантической интеграции Украины все равно «надо решать сейчас».

В случае с Украиной цель давления тоже вполне очевидна – все-таки заставить Киев идти на выполнение Минских соглашений на российских условиях, в первую очередь.

«Тогда Путин выступит с позиции, что т.н. «ЛДНР» получили субъектность, а Россия победила, заставив Украину выполнять политическую часть «Минска», через прямой диалог с Донецком и Луганском», – сказала изданию аналитик Фонда «Демократические инициативы» Мария Золкина.

Имперские планы и тактические шаги

Если же Владимир Путин решится на формальное признание «независимости» т.н. «ЛДНР», далее возможны сразу несколько вариантов. Но одно безусловное последствие такого шага неизбежно – Минские соглашения де-факто прекратят свое существование.

«Если Путин подпишет указ, это значит выход РФ из «Минска», хотя она и так не признает себя стороной конфликта. Это прекращение минского дипломатического процесса, снятие с Украины дамоклова меча Минских соглашений. Пока они не работают – они выгоднее Украине. Когда будут работать, то выгодны РФ. И если Путин подумает, что они никогда так и не заработают, то он может пойти на такой вариант», – сказал РБК-Украина Сергей Гармаш.

Но пока что, по его мнению, более вероятен все же вариант, при котором указ о признании т.н. «ЛДНР» полежит в столе у Путина, и он по-прежнему будет склонять Украину к выполнению Минских соглашений в трактовке Москвы.

Другое реальное последствие сценария с признанием псевдореспублик – активизация боевых действий на Донбассе. «РФ может принять решение об активизации гибридной агрессии против Украины, ключевая часть которой, в военном плане, будет на неподконтрольном Донбассе. Там есть вся логистика, ресурсы, топливо, система поставок, госпитали. Единственное, чего там нет – официального присутствия российских регулярных войск», – сказала изданию Мария Золкина.

В таком случае события могут развиваться следующим образом: начнутся реальные боевые действия, которые номинально по-прежнему будут вести армии т.н. «ЛДНР», потом Россия признает их «независимость», будет заключен некий «оборонный союз» – или даже без него россияне уже официально заведут на Донбасс свои войска.

Альтернативные, но аналогичные по сути варианты – вхождение на Донбасс официального российского контингента под лозунгами «защиты российских граждан» или «миротворцев» России или ОДКБ.

Формальная причина для активизации боевых действий со стороны пророссийских «ВФ ЛДНР» также имеется. Ведь еще с 2014-го года они претендуют на контроль за всей территорией Донецкой и Луганской областей, по факту же контролируют лишь около трети. Потому тут многое будет зависеть от того, в каких территориальных рамках Кремль признает их «независимость».

Это, кстати, отличает ситуацию на Донбассе от другого примера российской агрессии на постсоветском пространстве – оккупации Абхазии и Южной Осетии. Нынешние администрации обеих этих территорий, «независимость» которых РФ признала еще в 2008-м году, в общем и целом контролируют примерно те же территории, на которые формально претендуют.

Впрочем, во время российско-грузинской войны 2008-го года это не помешало российским войскам на некоторое время оккупировать и грузинские земли, лежащие далеко за пределами Южной Осетии.

Как далеко российская власть может зайти в реализации своих имперских планов в случае признания «независимости» т.н. «ЛДНР», неизвестно. В публичных выступлениях Путина исторические вопросы, в первую очередь, связанные с распадом СССР, занимают все больше места.

Как сообщали источники Reuters, львиную долю недавней встречи с французским президентом Эммануэлем Макроном президент РФ опять-таки посвятил вопросам истории. Потому вполне возможна и его попытка воссоздать СССР, пусть и в явно карикатурной форме: в составе РФ, т.н. «ЛДНР», возможно, Беларуси, опционально – Абхазии, Южной Осетии и т.д. И, конечно, «продать» все это российской публике под видом грандиозной исторической победы, а себя представить в качестве «собирателя советских/русских земель».

Конечно, в каком бы формате не происходило такое «собирание», под видом «защиты русскоязычных» или с использованием «миротворцев», с «референдумами» или без, суть процесса останется неизменной – и те же т.н. «ЛДНР» всем миром будут признаваться территорией Украины, незаконно оккупированной Российской Федерацией.

Если речь будет идти только о дипломатических шагах, без масштабных вторжений и подобных силовых действий, для Москвы это может пройти сравнительно безболезненно. По крайней мере, в истории с Абхазией и Южной Осетией признание их «независимости» не привело ни к каким санкциям Запада.

Впрочем, и отношения между РФ и цивилизованным миром сейчас гораздо более напряженные, чем тринадцать с половиной лет назад, и сама Россия с тех пор успела бесчисленное множество раз нарушить международное право.

Как отметил в разговоре с РБК-Украина экс-представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске Роман Безсмертный, в этой истории речь идет все-таки о тактическом шаге, а не о реализации каких-то имперских планов Кремля. И у России сейчас надо было бы активно спрашивать: независимость т.н. «ЛНДР» от кого именно они собираются признавать, будут ли эти территории далее включаться в состав РФ или нет и так далее.

«Это тактический инструмент, на который Киев должен правильно отреагировать, работать с Парижем, Берлином, Брюсселем, создавать аргументацию, чтобы потом сказать: вот, вы видите, Россия же абсолютно недоговороспособна, нарушает все договоренности. И все, тогда мы ставим точку в этом процессе (переговоров, – ред.)», – отметил Безсмертный.

Впрочем, пока что, по крайней мере в ближайшие дни, давление на Украину явно будет нарастать. В попытке все же склонить Киев к выполнению Минских соглашений на невыгодных условиях Москва достает свои последние козыри.