Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Сколько продлится агрессия РФ?

Битва за Донбасс рассчитана на две недели, далее должна наступить пауза, — такое мнение высказал военный эксперт, полковник запаса ВСУ Олег Жданов.

Российские войска деморализуются с каждой гибелью представителей старшего или высшего офицерского состава

Российская армия теряет большое количество генералов — счет пошел уже на второй десяток. Причина этого в том, что ситуация в вооруженных силах РФ настолько нестабильна в плане морального духа и мотивированности бойцов, что командный состав вынужден находится почти в первой линии обороны, чтобы контролировать и влиять на обстановку. Мы используем это для того, чтобы нанести поражение, зная, что в любой армии мира система управления — это основа боеспособности войск. Именно поэтому такова численность погибших среди высших и старших офицеров вооруженных сил РФ.

Их есть кем заменить, есть заместители, офицеры низшего звена — резерв всегда есть. Но человек, который вступает в должность, должен эту должность принять, должен уяснить состояние дел и порядок действий, которые сейчас выполняются. При этом в период войны самое главное — не начать перенастраивать систему управления под себя. Впрочем, ни один человек этого выполнить не может — каждый выстраивает систему под себя. И этот переходный период для нас лучший, потому что, пока человек овладевает должностью и начинает внедрять свои методы управления, в войсках ослабляется система управления, и это может вызвать хаос или путаницу.

Имиджевые, репутационные потери для российской армии очень велики. Внешне это приводит к тому, что западные аналитики начинают переоценивать состояние дел и боевые возможности вооруженных сил РФ, и это очень хорошо, потому что их рейтинг в мире резко падает. Но это не влияет на ход боевых действий. Для нас главное то, что имиджевые потери [происходят] в самой армии России.

Во-первых, когда генералы погибают в таком количестве, это фактически уничтожает мотивацию и нравственный дух бойцов. А во-вторых, армия — это система единоначалия, жесткая вертикаль, и роль личности на каждом уровне управления очень значительна. Если, допустим, командир части или соединения был авторитетом для своих подчиненных и был убит, то авторитета больше нет — на что равняться? С кого брать пример? Вот это для нас самое главное: российские войска деморализуются с каждой гибелью представителей старшего или высшего офицерского состава.

Эта жесткая вертикаль — это совершенно не современно, это прошлый век, но ведь надо понимать, что армия является зеркалом государства. Что происходит в государстве, то происходит и в армии. Если в стране тоталитарный режим и жесткая властная вертикаль, то тоже самое происходит и в вооруженных силах. Это, кстати, нам в некоторой степени помогает, потому что российские военные не могут проявить инициативу, не могут отклониться от поставленной задачи и любой ценой пытаются выполнить приказ. Это приводит к большим потерям и в конечном итоге к неисполнению этого приказа.

Битва за Донбасс

Наступательная операция рассчитана на 10−14 суток, в пределах. Это классика планирования, организации и ведения боевых действий. Далее следует вводить второй эшелон, которого у России на сегодняшний день нет. Поэтому с даты начала наступательных действий (не массированного наступления, они так и не смогли его организовать) отсчитайте 14 дней — это и будет конечная дата, когда Россия сможет проводить активные наступательные действия. После этого нужно будет делать паузу и перегруппировать войска.

Нам также в любом случае придется проводить перегруппировку войск, потому что мы будем переходить от оборонительных действий к наступательным, но не столь существенная, как РФ. Она должна восстанавливать боеспособность тех войск, которые сегодня принимают участие в боевых действиях, потому что мы очень неплохо выполняем нашу главную задачу — нанесение потерь и лишение подразделений российских войск боеспособности. А что касается поступления вооружения [в ВСУ] и подготовки к контрнаступательным действиям, то это уже началось и продолжается сейчас.

Сейчас Россия задействует подлодки [для нанесения ракетных ударов по территории Украины]. К сожалению, в районе пуска ракет бороться с подлодками нет возможности, потому что они совершают пуск с глубины 50 метров, но после каждого залпа эти подлодки заходят в порт, чтобы загрузить новый комплект ракет, и там длительное время находятся в надводном положении. Думаю, если у нас будет возможность, мы воспользуемся таким фактором и сможем применить наше ракетное вооружение для уничтожения этих лодок.

Авиация России сегодня пытается работать дистанционно, на наши позиции они заходят только штурмовиками. Остальные бомбардировщики и истребители-бомбардировщики совершают пуски ракет, не подходя к переднему краю, чтобы не выходить из зоны покрытия собственной ПВО и не попадать в зону действия нашей ПВО. Поэтому два-три самолета, сбитых каждый день — это большая победа со стороны наших воздушных сил.

Природа помогает нам: использовать открытую местность для прохождения тяжелой техники сегодня очень сложно. Наши грунты рыхлые и жирные, техника заключена, а увязший в черноземе танк вырвать крайне непросто. Поэтому российские войска вынуждены привязываться к лесным просекам, к дорогам с любым покрытием, и это сужает их возможности и маневренность.

Открытый вопрос

Мы были предупреждены о возможности широкомасштабной войны, но я бы не сказал, что были полностью готовы к ней. Надо было начинать готовиться в 2015 году после подписания Минских соглашений. Было понятно, что война вернется, потому что перемирие — это не окончание войны. Итак, мы были предупреждены, но не были готовы, и сегодня вытягиваем противостояние только за счет поддержки западными партнерами наших вооруженных сил и нашей страны.

<…>

Если взять гособоронный заказ за каждый год, начиная с 2015-го, и посмотреть, насколько он выполнялся, если вспомнить, что до начала войны так и не появился такой документ, как военная реформа, и мы не определились даже со стандартами калибров. оружия — станет ясно, что мы не готовились. Расчеты, я больше, чем уверен, были. Планы были отработаны. Но, к сожалению, они остались планами до начала войны.

Что касается выходов из Крыма, то, по крайней мере, до осени прошлого года они были заминированы. Все было заминировано — мосты, проходы, пути; были расставлены противотанковые постройки. Кто приказал все это снять и разминировать — вот в чем нужно разбираться.