Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Земля тревоги нашей: накануне большого дерибана

В магазин или на рынок за продовольствием мы ходим практически ежедневно: выбираем продукты, смотрим на марку производителя или спрашиваем, скажем, откуда картошечка, оцениваем их качество и стоимость, пробуем и покупаем.

Но настоящий городской житель, несмотря на такую видимость суровой «экспертизы», как правило, плохо представляет себе, откуда к нему «приходит» еда и что она из себя представляет. Путешествуя по стране, мы, конечно, видим поля, на которых что-то растёт, видим пасущихся в лугах животных, но большую часть информации всё же получаем «по ящику» из новостей или передач типа «Свободы слова». А новости к сельскому хозяйству и нашим продовольственным перспективам беспощадны: село гибнет, растить у нас ничего не умеют, и мы всё ввозим из-за рубежа, земля разворовывается, а скоро её и вовсе продадут за гроши заграничным буржуям…

Свернув с трассы Горловка — Донецк у поста ГАИ, едем в Константиновку по отличной дороге, которую пару лет назад сделали в рамках подготовки к Евро-2012. Вокруг — чистые обочины и до горизонта зелёные поля Константиновского района.

— Красота, — говорю водителю, — сразу видно, что тут есть хозяева!

— Какие там хозяева, — сердится водитель, — показуха одна! Это только вдоль трассы всё такое типа правильное, а вы бы посмотрели на разруху в глубине района!

Реплика запала в душу. «Показуха» таких масштабов казалась проблематичной. Захотелось забраться в эту самую глубинку и своими глазами поглядеть, что происходит с нашим национальным богатством: что и как растят на донецкой земле. По статистике сегодня 1 млн. 800 гектаров пашни на Украине подвисли в непонятном статусе, потому что пайщики то ли умерли, не оставив наследников, то ли перестали интересоваться своей землёй, от которой им нынче больше проблем, чем достатка. Так и представились эти миллионы гектаров запустелых бурьянных земель, жаждущих заботливых рук.

Константиновский район

Попасть на приём к председателю Константиновской райадминистрации Владимиру БЕЛЕНЦУ оказалось просто: он сразу ответил на звонок и радушно пообещал показать всё, что успеем объехать за послеобеденное время.

Константиновский район велик: площадь — 1,2 тысячи квадратных километров, население — 21 тысяча человек (трудоспособных — 11 тысяч). Район пересекает речка Кривой Торец. Есть полезные ископаемые: песок, огнеупорная глина, мел, минеральная вода. Главное природное богатство — региональный ландшафтный парк Клебан-Бык (1874 га) — уникальные естественные комплексы, лекарственные травы, разнообразие живописных, древних, гористых и водных ландшафтов — маленький рай для отдыха и туризма.

— Куда едем, в Клебан-Бык? — спрашивает Владимир Беленец.

— Нет, в глубинку! В поля! Говорят, что они у вас там в запустении!

Председатель обижается, долго расспрашивает, у кого язык повернулся наговорить такое, уверяет, что всё это клевета, и мы отправляемся в поля…

Беленец район знает досконально, потому что руководит им уже много лет: с 1983 года — заведующий отделом райкома партии и председатель исполкома райсовета, c 2002-го – председатель районной администрации, был депутатом облсовета, сейчас – депутат райсовета, беспартийный.

По вполне приличным грунтовкам погружаемся в район как в зелёное море. Со всех сторон — ухоженные поля.

— И это похоже на запустение?

— Нет, но… Дыма без огня не бывает. Что-то же имел в виду мой собеседник, когда так возмущался?

— Возможно, он имел в виду некоторые фермерские поля. Ведь кто такой фермер? Прежде всего, арендатор. Думаете, это всегда ответственный человек? Большая часть тех, кто берёт у пайщиков землю в аренду, конечно, люди добросовестные, но не все. Если фермер не выполняет своих обязательств, то его собственные или арендованные им у пайщиков земли действительно лежат в запустении. Вот, например, как это поле. Видите контраст? На том, что справа, ни травинки бурьянов. Это поле нормального сельскохозяйственного предприятия. А на фермерском слева — прополки не было и поле ничем не обработано. Вот и бурьян.

— Но ведь сорняки с его поля переходят на чистое!

— Именно! И, кроме того, его поле теряет урожайность. Но у меня, как председателя райадминистрации, практически нет механизмов воздействия. Доказать, что этот фермер нерадивый хозяин и отобрать у него землю, которая закреплена договорами аренды, сегодня практически невозможно.

— Даже если он вообще не будет обрабатывать землю?

— Даже если три года заглядывать сюда не будет! Но, к счастью, сами видите, таких земель у нас в районе небольшой процент, и он не определяет общей ситуации.

Это действительно так. Перед нами до горизонта раскинулись поля, о которых можно было сказать: любо глянуть.

— Вот гречка, вот овёс, вот ячмень, — хвастался председатель. — Урожаи у нас хорошие: зерновых снимаем при хорошей погоде до 50 центнеров с гектара. Наш район вообще один из лучших в области. По итогам 2010 года, например, мы вторые. Хотя, конечно, проблем очень много, потому что Донецкая область — зона рискованного земледелия. Мы зависим от дождей, которые нас не балуют…

— А как же сообщения о подтоплениях?

— Это и есть рискованное земледелие: в одном месте засушливо, а в другом — опасные по своим последствиям подтопления. В некоторых сёлах даже в жару лужи не высыхают из-за перенасыщенной влагой почвы. И подтопление ежегодно разрастается. Это разрушает плодородие почв и делает такие места непригодными для жизни. Виновато нарушение гидрологического режима, заиливание рек и ручьев. Гидрологический баланс нарушают также пруды и ставки, отданные в аренду для разведения рыбы. Фильтрационные потери из них поднимают уровень грунтовых вод. В Артемовке и Романовке, например, есть закрытый горизонтальный дренаж, но из-за плохого технического состояния свои функции он не выполняет. Коллекторно-дренажную сеть необходимо восстановить и развивать. Русла рек нужно чистить. В девяти прудах для уменьшения подпора грунтовых вод надо понизить уровень воды. И мы работаем в этом направлении. А вообще, эта проблема характерна для многих областей Донбасса, поэтому нужна неотложная государственная программа, поскольку для ее решения вряд ли хватит не только средств района, но и средств областного бюджета…

— Какова же ситуация в других районах?

— Бывают годы, когда у нас уже в июле так жарко и сухо, что становится сложной ситуация с зелеными кормами: приходится для животноводства открывать сенажные и силосные ямы. Поэтому наше молоко и мясо чуть дороже, чем в тех областях, где больше дождей. Но овощами и зерновыми мы себя обеспечиваем. И результаты у нас в целом очень неплохие.

В районе — на 60 тысячах гектаров — работают 26 сельскохозяйственных предприятий и 70 фермерских хозяйств; в них заняты 2,5 тысячи человек, которые производят продукции на 12 миллионов гривен, в частности: зерна — 60 тысяч тонн (23 центнера с га), овощей — 15 тысяч тонн (600 центнеров с га), картофеля  —  2,5 тысячи тонн (205 центнеров с га), фруктов —  1,98 тысячи тонн, молока —  1,8 тысячи тонн, мяса —  2,8 тысячи тонн, а также — 40 млн. шт. яиц. Сумма прибыли —  28,5 млн. грн., а рентабельность производства — 26,2%.

— В добрые старые времена всегда хвастались передовиками производства, а как сейчас?

— И сейчас то же самое! У нас тоже есть передовики! Каждый год в День района награждаем и доярок, и комбайнёров, и бригадиров, и передовые предприятия. Например, ТОВ «Сады Донбасса». А ещё — филиал «Красной звезды» ГП «Агрофирма  «Шахтёр» ОП шахты им. А. Ф. Засядько»: племенной завод по разведению свиней большой чёрной породы. И конный завод «Шахтёр», где разводят орловскую рысистую и российскую рысистую породы. Есть и крупнотоварные сельскохозяйственные предприятия — ТОВ «Константа-Агро» и ЗАО «Украинский бекон», которые за 2010 год реализовали продукции более чем на 462 миллиона гривен (118% к программе). Только мяса птицы — 5337 тонн, в три раза больше, чем в 2009 году. Рост показателей закономерен: ТОВ «Константа-Агро» в 2009-2010 годах реконструировало цех комбикормов и освоило инвестиций на сумму в 1458,7 тыс. грн., а ЗАО «Украинский бекон» закупило новое оборудование в цех термообработки.

— Государство помогает?

— Худо-бедно, но государственные программы поддержки агропромышленного сектора работают: есть финансовая поддержка через механизм удешевления кредитов; частичное возмещение стоимости строительства и реконструкции животноводческих ферм и комплексов по изготовлению комбикормов (в 2010 году в «Красной звезде» введен в эксплуатацию корпус для откорма на 4,2 тысячи свиней); дотация за реализованное предприятиями молоко и мясо (в живом весе); частичная компенсация стоимости сложной сельскохозяйственной техники отечественного производства (в 2010 году приобретена 21 единица такой техники); специальная бюджетная дотация за поголовье тёлок, закупленных предприятиями у физических лиц, а также поддержка закладывания молодых садов и ягодников. Например, в 2010 году  «Сады Донбасса» получили из госбюджета дотацию в 750 тысяч гривен на развитие и вложили их в приобретение систем капельного полива для молодых садов и в ореховый сад, который разбили на 46,2 га. И всё это даёт результаты: собственные доходы общего фонда бюджета района составили 21751,2 тыс. грн. — это 155,8 % к программе, а доходная часть бюджета района за 2010 год перевыполнена более чем на 108 процентов.

Что польёшь — то и получишь

Подъезжаем к полю, над которым раскинула металлические фермы огромная ажурная конструкция на колёсах. Нас ожидал глава ООО «Импульс» Андрей ГАРБУЗ:

— Вот наша гордость: поливальная установка! Удобная, экономная, эффективная!

— И просто красавица, — добавила я, отправляясь фотографировать чудо сельскохозяйственной техники.

И вдруг заметила, что поливалка движется! Медленно, едва заметно для глаз, и самостоятельно! Как огромная птица, она накрывает поле своими заботливыми крыльями, не давая умереть овощным всходам.

— А вот, бачитэ, участок в углу поля, который поливалка не достаёт, — рассказывал с ярким украинским акцентом увлечённый своими овощами Андрей Гарбуз. — Тут всё вже подсохло и вряд ли что вырастет! Если б не полив — ничего на всём поле не выросло б! Мы и озимые осенью поливаем, если необходимо! А на части полей у нас работает капельный полив — это совсем другой метод…

Мы снова мчимся по грунтовке мимо бесконечной морковки, зелёных ещё помидоров, нежной капустной рассады – к луку, который уже стоит стеной, обещая знатный урожай. По всему полю, по всем рядкам, которые теряются в голубовато-зелёной дали, аккуратно уложены пластиковые трубочки, из которых сочится точно отмеренное количество воды, а в ней уже есть необходимая именно для этого поля, для этого сорта и для этого времени года подкормка.

— У нас в хозяйстве, — рассказывает хозяин, — полторы тысячи гектаров земли. Почти всё поливаем разными методами. Вот эта система капельного полива — гарантия работы на 12 лет! Выгодно! Выращиваем так называемый борщевой набор (в среднем — 80 тонн с гектара, как в Европе!) и закладываем его на зиму в хранилища. Они у нас на 10 000 тонн! Круглый год люди работают — в среднем получают две-четыре тысячи гривен: 250 человек, влюблённых в своё дело! У нас без любви — никак! И пайщикам аренду платим. Всю зиму овощи храним и продаём. Есть у нас и линия мойки, и линия упаковки! Всё цивилизованно! Для вас, городских, стараемся от души!

И смеётся. А мы спешим дальше.

— «Импульс» выращивает овощи в открытом грунте, — рассказывает Владимир Беленец, — а «Перспектива» — это теплицы. У них там тоже как в Европе!

Шаг в Европу

Заместитель директора ООО «Перспектива» Виктор СКРИПНИК встречает нас у входа в своё хозяйство:

— Еще в советское время в Константиновском районе был передовой совхоз «Берестовой», название произошло от местной балки, где растет бересток. Мы оставили за собой эту марку и стараемся тоже работать передовыми методами. В основном выращиваем огурцы и помидоры…

Мы идём по длинному, залитому солнцем коридору. Справа и слева — двери в отдельные огуречные боксы. Подходим к одному из них, уже переступаем порог, но вдруг слышим сердитое: «А ноги?»

Оказывается, перед тем как войти в бокс, нужно обмакнуть обувь в специальное корытце, в котором дезраствор: чтобы не занести к огурчикам какую-нибудь заразу. Обмакиваем, входим и попадаем в тропики.

— Огурцы у нас — среднеплодные, очень вкусные, нежные, сорта «Тимирязевский» и «Эстафета». Куст плодоносит до полугода, растим их в грунте, с капельным поливом, опыляют, как и в природе, пчёлы. Всё без ядохимикатов и, конечно, без ГМО: самая экологически чистая продукция!

Огуречные кусты — выше человеческого роста. Срываю огурчик:

— Можно не мыть?

— Конечно!

С пахучим нежным овощем выхожу из бокса и опять вдруг слышу: «Куда с огурцом?» Оказывается, и этого тут нельзя! Дожёвываю, все ждут. Огрызок работница теплицы у меня забирает, чтобы не бросила в урну.

Один шаг в открывшуюся дверь — и мы почти в стерильном серебристо-аллюминиевом царстве теплицы нового типа: три гектара под одной крышей для выращивания помидоров.

— Экономия энергоресурсов — до 20%, — рассказывает Виктор Скрипник. — Высота помидорной ботвы — до 15 метров, плоды растут кистями, сорта старые, голландские. Вместо грунта — кокосовая стружка и тоже капельный полив. И всем тут управляет компьютер. Продукция без ГМО, имеем международные сертификаты…

В ящиках помидоры от молочно-белого до ярко-красного. Почти одинакового размера, глянцевые, очень красивые, но какие-то искусственные на вид.

— Тоже хотите попробовать?

— Ну да, органолептический метод оценки продукции ещё ничто не превзошло…

Оказалось — как домашние, настоящие, с запахом ботвы.

— Кому поставляете продукцию?

— В первую очередь — своим, это приоритет. А потом — дальним поставщикам. У нас ничего не залёживается. 18 тонн помидоров, например, в Москву уходит.

— А какие проблемы?

— Их хватает. Проблемы, например, с НДС, потому что мы можем посчитать среднегодовую цену продукции только в конце года, так как она всё время колеблется. А 50% себестоимости составляет газ — энергоносители, одним словом. Представляете, что будет, если цена на газ будет расти? Для сельскохозяйственной продукции нужны льготы, иначе и мы не выживем, и потребитель пострадает: еда должна быть недорогой, особенно овощи первой необходимости…

На дворе после тепличной духоты спасительная прохлада. Между бесконечными тепличными блоками аккуратные газоны: никакого хлама и мусора, даже не верится, что у нас есть такие образцовые хозяйства!