Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

«Бартер»: за тепло платим… телевизором

Долги жителей Горловки по оплате за жилищно-коммунальные услуги уже достигли десятков миллионов гривен. Предприятия ЖКХ обращаются с исками в суды, тем не менее даже этот шаг не всегда помогает в разрешении создавшейся ситуации. Приходится прибегать к принудительному исполнению решений суда государственной исполнительной службой (ГИС). Ее сотрудники сначала предлагают добровольно погасить долг. Если этот подход не дает должного эффекта, то приходится идти на крайние меры – арест, опись и реализацию имущества, а вырученные от его продажи средства направлять на погашение долга. Корреспондент «Кочегарки» принял участие в выезде по месту жительства должников для проверки имущественного состояния, описи и ареста их имущества, чтобы рассказать подробнее об этом процессе.

Подобные мероприятия обычно происходят с участием заинтересованной стороны, ведь тут не обойтись без грузчиков, автомобиля, на котором вывозят описанное имущество, да и посетить за один день пешком без транспорта несколько десятков адресов проблематично. Мне довелось побывать в рейде по «обработке» долгов за услуги теплоснабжения. Кроме исполнителя ГИС в нем участвовали представители истца, участковый инспектор милиции для обеспечения правопорядка и привлечения понятых при необходимости. Первый адрес – дом на ул. Пушкинской. В пути государственный исполнитель П.С. Владова рассказывает, что иногда не удается застать должников с первого раза, а бывает, отказываются открывать дверь, но все это не спасает их от ответственности. Кроме того, делится впечатлениями о работе:

«Каждый раз приходится сталкиваться с множеством негативных эмоций. Люди на наше появление реагируют по-разному: плачут, ругаются, угрожают. Понять их отчасти можно, никто не хочет добровольно расставаться с нажитым добром, но мне приходится беспристрастно выполнять свою работу. Были случаи, когда по отношению к госисполнителю применяли физическую силу, поэтому присутствие сотрудника милиции в какой-то мере охлаждает «горячие» головы».

Однажды при проведении описи хозяйке не удалось словами разжалобить сотрудника ГИС, который оформлял документы на изъятие пылесоса. Поэтому женщина схватила уже не принадлежащее ей имущество и выбежала с ним на балкон. В порыве чувств она выкинула его, мол, «да не достанься ты супостатам». А в ответ на сделанное замечание набросилась на государственного исполнителя с кулаками.

Мы на месте. Пока поднимаемся на третий этаж, пытаюсь представить, что нас ожидает. Мыслей было много и разных, но получилось совсем по-другому… Открыла дверь женщина. Поместиться в коридоре всем не удается, поэтому я с порога пытаюсь рассмотреть происходящее внутри. Обычная двухкомнатная квартира-«хрущевка» со следами нескончаемого ремонта, который, как говорится, проще прекратить, чем завершить. Из зала на нас с удивлением смотрит мальчик лет восьми, его мама испытывает такие же эмоции и, как мне кажется, еще напугана нашим приходом. О долге, который составляет чуть более 2 тыс. грн., и решении суда она знает, поэтому предпринимает слабую попытку убедить госисполнителя, что в ближайшее время задолженность погасит. Но подобные уговоры уже бессмысленны, потому что было дано достаточно времени на урегулирование вопроса и даже заключен договор реструктуризации долга. Ей предлагают альтернативу – в ближайшем отделении банка внести на расчетный счет истца сумму, указанную в судебном решении. Такой вариант ее не устраивает ввиду отсутствия денег, а на частичное погашение не согласен представитель ГИС, т.к. это противоречит нормам закона. Начинаются «женские слезы», с их помощью хозяйка пытается хоть как-то размягчить сердца пришедших. Но похоже, что действует это только на меня. Еще «вклад» в мое душевное состояние делает мальчик, у которого на лице заметны тень испуга и непонимание происходящего. Мне искренне жаль их, но помочь ничем не могу.

Пока оформляют документы на изъятие телевизора, музыкального центра и ДВД-проигрывателя и ищут понятых из числа соседей, домой возвращается глава семейства. Ведет он себя сравнительно спокойно, сразу пытается выяснить, кто здесь старший. «Урегулировать вопрос» не удается и ему, поэтому вызывают ГАЗель и грузчиков для вывоза имущества на склад.

В квартире, кажется, даже воздух наэлектризовался от скопившихся эмоций, поэтому выхожу на площадку, чтобы побеседовать с понятыми и немного «проветриться». Соседи отзываются о должниках положительно, мол, оба работают, не пьют, порядочная семья, ни в чем предосудительном не замечена. Я иду на улицу, где уже началась погрузка конфиската. «Улов» в кузове грузовика смотрится сиротливо, и мне почему-то стало жалко малыша, у которого в выходной день «чужие дядьки» отобрали телевизор. Что он теперь подумает? Винить-то он будет нас, а не своих родителей. От таких мыслей становится еще тоскливее, действительно, как говорила Павлина Сергеевна, привыкнуть к такому вряд ли возможно.

Заместитель директора по экономике и финансам ЗАО «Горловсктеплосеть» Ю.В. Требик тем временем негодует, разглядывая автомобиль, за рулем которого прибыл владелец квартиры.

– Жаль, что он раньше не приехал, а то можно было наложить арест на транспортное средство, – говорит Юрий Викторович. – Описали бы, вызвали эвакуатор, и думаю, что даже до его приезда дело бы не дошло – в таких случаях деньги на погашение задолженности находятся быстро.

Как бы не звучали подобные заявления, но, побывав на его месте, вероятно, начнешь рассуждать так же. Ведь зачастую большие долги имеют люди, которые работают или занимаются бизнесом, но вот платить за предоставленные услуги совсем не хотят. Старушки выстаивают очереди при оформлении субсидий, оплачивают услуги из своих мизерных пенсий, а другие не считают это необходимым делать. Где справедливость?

Интересуюсь дальнейшей судьбой описанного имущества.

– Сейчас отвезем все в отдел ГИС, – рассказывает Юрий Викторович. – Потом у должника есть пять дней для погашения долга, иначе все, что описали, будет реализовано через комиссионный магазин. При этом стоимость бытовой техники определяет гос-исполнитель, исходя из субъективного взгляда, чтобы он не «застрял» в продаже. Так что если после реализации имущества долг будет погашен не в полном объеме, то придется вернуться с описью к должнику еще раз.

Как выяснилось в дальнейшем, для принудительного исполнения решения суда не обязательно приходить в квартиру к должнику. Есть еще эффективный способ в виде удержания 20% с получаемой пенсии или заработной платы. Тут уж никак не отвертишься, разве что живешь на пенсию по потере кормильца или получаемый доход – государственное пособие. Но подобные рейды имеют воспитательный эффект. Соседи обязательно обсудят происшедшее с другими жителями этого и соседних домов, расскажут родственникам. Вряд ли потом они захотят побывать в подобной ситуации, поэтому будут стараться решить вопрос, как говорится, полюбовно.

За пять часов мы успели посетить двадцать четыре адреса. Из должников никто по отношению к нам не проявил явно выраженную агрессию. Озадачил меня тот факт, что из посещенных квартир с долгами пять оказались арендованными. Значит, коммунальные услуги проживающие тут люди оплачивают владельцу квартиры вовремя и в полном объеме, но дальше его кармана, судя по всему, деньги не идут. Нескольких незнакомцев участковый опросил на предмет выяснения личности, а у двух квартир уже сменился владелец. В одной из квартир по ул. Гагарина мы попали на празднование дня рождения. «Подарком» от нас стала опись и конфискация телевизора, а также проведение разъяснительной работы, как и зачем необходимо оформлять субсидию, реструктуризацию долга и т.п. Для двух семей, проживающих в четырехкомнатной квартире, такая информация стала открытием. Хозяев нескольких квартир не было дома, поэтому им в дверях оставили повестки с требованием явиться в исполнительную службу. Женщине, которая при свидетелях отказалась открыть дверь государственному исполнителю, выписали штраф в 510 грн.

После увиденного и услышанного понимаю, что лучше не иметь долгов. Все возникающие проблемы необходимо стараться урегулировать в досудебной плоскости – субсидии, реструктуризация долга и т.д. В крайнем случае, попытаться отстаивать свою позицию в суде. Если же все бросить на самотек и понадеяться на авось, то результаты могут быть плачевными.