Press "Enter" to skip to content

Российских «отказников» свозят под Луганск

В Брянке появился центр, где собирают всех служащих, отказавшихся воевать в Украине. Часть из них удерживают в подвалах и гаражах.

ДОНБАСС|Кочегарка. Как пишет “Верстка”, уже порядка 1,8 тыс. российских военнослужащих отказались от участия в войне. Не всем из них удалось вернуться домой. Ранее СМИ сообщали о десятках солдат, которых удерживают в Брянке Луганской области. Но изданию стало известно о формировании общего центра для «отказников», где насильно удерживают не менее 234 военнослужащих из разных областей фронта.

Родственники говорят, что те находятся в подвалах и других закрытых и охраняемых помещениях: их склоняют продолжить воевать. Как военнослужащие пытаются отказаться от участия в войне, что происходит с ними потом и почему командование не готово отпускать солдат и офицеров?

В начале июля 23-летний российский военнослужащий написал рапорт о том, что хочет прекратить участие в нынешних боевых действиях на территории Украины. Вскоре после этого он оказался здесь в подвале.

По данным российских правозащитных организаций и СМИ, с начала войны служащие из 22 регионов сообщили о том, что не хотят воевать. «Верстка» посчитала все случаи, о которых стало известно с конца февраля: по открытым данным, как минимум 1 793 россиянина заявили, что хотят сложить оружие.

Парень – не единственный, кому не дали отказаться от участия в боевых действиях и отправиться на родину – в Брянке удерживают как минимум 234 служащих. Эта цифра основана на информации, которую получили родственники военных. В списках фигурируют 114 имен: их военнослужащие передали родным. Еще о 120 людях, которых удерживают в Брянке, они рассказали семьям по телефону.

Родителям некоторых военнослужащих также сообщили, что в Брянке формируется специальный центр для «отказников», где с ними проводят беседы и убеждают вернуться на фронт. Правозащитники, с которыми связалось издание, склоняются к мнению, что такой центр действительно существует. Но официального подтверждения этой информации пока нет.

Военные эксперты считают, что в будущем отношение к «отказникам» будет только ухудшаться. То, что солдаты и офицеры отказываются воевать, несет для армии и страны не только имиджевые потери, но также политические и стратегические.

Брянка: специальный центр для отказников

Собеседник находился на территории Украины с конца марта. Его отец рассказал, что с самого начала выступал против войны и отговаривал сына от участия в ней.

«Был один такой момент, когда я ему сказал: „Если вдруг ты туда пойдёшь, для меня тебя нет», — вспоминает он.

И все же сын ушел на службу. Впервые он позвонил отцу через месяц. Тогда, как вспоминает мужчина, им с сыном удалось спокойно поговорить. Но позже тот Александр перестал рассказывать отцу подробности о том, что с ним происходит, и начал общаться «шифрами».

«Говорил так: „Я нахожусь в булочке с виноградной начинкой“. Город Изюм, значит, то направление, — вспоминает он. — Потом мы общались очень редко и только переписывались, в WhatsApp. Вдруг он стал присылать мне сообщения с вопросами, что будет, если отказаться от службы. Спрашивал очень издалека, как будто бы не для себя, а для его сослуживцев. Но я сразу понял, к чему он клонит».

8-го июля, сын рассказал, что подал рапорт. Вместе с ним это сделали еще несколько контрактников из сахалинской военной части. Также он рассказал, что теперь его вызывают на встречу с неким генералом, чтобы «обсудить» решение.

В следующий раз он вышел на связь только через несколько дней и рассказал, что находится в Брянке. Вместе с другими военнослужащими, написавшими рапорты, его доставили туда после встречи с генералом.

На сегодняшний день, как говорит отец, парень провел в подвале уже около двух недель. Вместе с ним там находятся как минимум 33 военнослужащих. Их принуждают разгружать склады. Сын присылал фотографию списка имен, составленного от руки, — он пояснил, что это имена всех военных, которые оказались в подвале. В распоряжении «Верстки» есть эта фотография, но подтвердить точность и подлинность списка невозможно.

Также сообщалось, что военнослужащих, написавших рапорт, ставят перед выбором: из подвала они могут или вернуться в свою часть и продолжить службу, или перейти в другую часть, но также остаться на фронте.

Вечером 19-го июля задержанный военнослужащий написал отцу, что двоих увели из подвала в СИЗО. Что случилось с ними дальше — неизвестно.

Читайте также: В РФ солдат, которые отказываются воевать в Украине, увольняют сотнями.

Мама другого военнослужащего, 22-летнего парня из Самарской области, рассказала журналистам, что ее сын оказался буквально в плену у собственной армии 12-го июля. Вместе с другими солдатами его закрыли в подвальном помещении без электричества, еды и воды.

По ее словам, до начала войны сын проходил службу в в/ч 09332 на территории оккупированной Абхазии. У границы с Украиной он оказался 18-го февраля, а с 24-го числа его инженерно-саперная рота находилась на территории соседнего государства. С апреля подавал рапорты об отказе от продолжения службы и участия в войне. Кроме него, это делал еще 81 военнослужащий из той же части.

«Их майор принимал рапорты, но никакие меры не предпринимались, ничего не делалось, — говорит Горшенина. — Он сказал им: “Как будет замена, я вас поменяю”. Ребята ждали, а потом собрались, сдали оружие и ушли из части».

Дальше ее сын вместе с одним из сослуживцев добрался из Херсонской области до крымского Джанкоя. На месте они пошли в местную ФСБ, сообщили о себе и своей ситуации, где уже находились 5 военнослужащих из их части и десятки других солдат.

Силовики пообещали, что всех военнослужащих доставят в Абхазию. Там они якобы смогут повторно подать рапорты и расторгнуть контракты. Вместо этого самолет с 120 военнослужащими на борту приземлился в Ростовской области. Оттуда их группами на вертолетах перевезли в Брянку.

Сначала мужчин поместили в здание местной школы. Парень говорил, что вместе с ним там находятся более 160 человек. Позже, как пересказывает мать его слова, их вывезли в неизвестное место в 10–15 км от школы, разделили по группам в 20 человек и закрыли в подвалах. Там функции охранников выполняли сотрудники частной военной организации, называвшие себя «музыкантами». Возможно, речь идет о ЧВК Вагнера.

«Когда ребят привезли в Брянку, мы звонили в часть, командиру роты, командиру базы. Я спрашивала, что они собираются делать, почему они их не забирают, — рассказывает она. — Мне сказали, что там новый центр отказников. С ними проводятся беседы. Как они сказали, там больше двух недель держать не будут: если их не уговорят продолжать службу, то переправят на базу в часть и здесь расторгнут контракт. Но этого не произошло».

Женщина подозревает, что начиная с 15-го июля (дня, когда военных перевели в подвал) по телефону с ней переписывался посторонний человек. Она говорит, что раньше сын писал ей в WhatsApp со своего аккаунта, а с 15-го числа она стала получать SMS-сообщения от его имени с другого номера. С того же телефона ей начали приходить списки оказавшихся в подвале военнослужащих и фотографии некоторых из них. Кроме того, как она утверждает, изменился и стиль общения.

«Я сглупила, написав ему, что мы с отцом пытаемся найти людей, которые могли бы его хотя бы за деньги вытащить, — говорит она. — Тогда начались вопросы: сколько денег, кому, а что другие родители? Он в тот день писал раза три, хотя до этого присылал сообщения только один-два раза в сутки и поздней ночью. У меня закрались сомнения. Я написала ему, как мы его дома называем: “Гном, как зовут твоего кота?” После этого сообщения прекратились». Где сейчас находится сын, его близкие не знают…

Читайте также: «Мобилизованные» жители ОРДЛО отказались идти в атаку.

Точно посчитать, сколько военных Минобороны удерживает в Брянке, невозможно, но по информации родственников выходит, что там содержится не менее 234 человек. Ранее «Настоящее время» уже сообщало о двадцати людях, которых удерживают в Брянке, а «Медиазона» — о семнадцати. Но теперь очевидно, что масштаб проблемы куда больше.

На фоне происходящего давления родители российских солдат и офицеров объединяются в общие чаты и группы в мессенджерах и соцсетях для поиска своих детей, мужей и братьев. Члены одной из таких групп намерены подать коллективное заявление в военную прокуратуру с требованием позволить их детям реализовать их право и разорвать контракт на службу с Минобороны РФ.

Законы военного времени

Журналисты опросили представителей нескольких правозащитных организаций. По их данным, чаще всего в качестве причин для досрочного прекращения контракта военнослужащие указывают идеологические антивоенные убеждения, отсутствие в семье второго кормильца, а также существенное или систематическое нарушение условий контракта со стороны командования. Например, это могут быть отказы в отпусках, больничных, невыплата зарплаты.

Как объясняют правозащитники, процедура происходит так: военнослужащий составляет рапорт и вручает его непосредственному командиру, а также сдает оружие, бронежилет и каску. Далее по закону он должен дождаться рассмотрения рапорта и его одобрения. После этого его вывозят на территорию военной части.

При этом опрошенные «Версткой» юристы советуют военным, которые отказываются от прохождения службы, не ждать рассмотрения рапорта, самостоятельно добираться до части и на месте подавать аналогичное заявление.

«Когда люди возвращаются в свою воинскую часть постоянной дислокации, например, в Челябинск, и снова подают рапорт о расторжении контракта, там начинается обыкновенная рутинная процедура. Проходит заседание административной комиссии, которая рассматривает причины для увольнения и далее расторгает контракт именно по этим основаниям», – рассказал один из них.

Если же оставаться на месте, командиры могут затягивать процесс расторжения рапортов и не принимать их.

Хотя у военнослужащих есть законное право на расторжение контракта, воспользоваться им удается все реже. Командование агрессора ставит такое намерение в один ряд с предательством. В одних случаях «отказников» публично унижают, в других — запирают в подвалах, как военнослужащих в Брянке.

«Часто контрактники не понимают, что если нет официального военного положения, то все так называемые законы военного времени, которыми их запугивают, не действуют, — объясняет другая правозащитница. — К тому же они не знают, что посторонние записи в военный билет вообще-то незаконны. Их появление можно оспаривать вплоть до военного прокурора».

Читайте также: В Бурятию вернулись полторы сотни контрактников, отказавшиеся воевать против Украины.

Некоторые контрактники, подающие рапорт об увольнении, боятся, что их могут принудительно вернуть на фронт, но уже без обмундирования — это тоже одно из обещаний, которыми запугивают командиры.

«Мы знаем также случаи, когда отказника выводили перед другими солдатами в наручниках и обращались с ними как с преступником, — говорит она. — Человеку пытаются внушить, что он совершит преступление, отказываясь от службы».

При этом военнослужащие продолжают один за другим искать способы отказаться от участия в войне. Сотрудники «Свободной Бурятии» с апреля проконсультировали более 500 солдат. С марта на “горячую” линию для призывников и военнослужащих одной из правозащитной организации в РФ обратилось более 3000 человек, и около 10 % из них интересовались вопросами отказа от участия в боевых действиях.

Сотрудники коалиции юристов и экспертов российских правозащитных организаций по альтернативной гражданской службе не называют точных цифр, но говорят, что обращения от потенциальных отказников поступают ежедневно.

«Не нужно идеализировать наших военнослужащих. Нет у них никаких моральных терзаний и переживаний по поводу войны, — говорит очередной российский юрист. — Просто у людей обостряется чувство самосохранения, они хотят остаться в живых. К тому же не всегда те обещания, которые минобороны им дает при заключении контракта, в реальности сбываются. Многие разочаровываются в армии, видя, как осуществляется военная и тыловая поддержка. У нас есть и обращения людей, которые хотят отказаться воевать, потому что устали: они три-четыре месяца провели на фронте без ротации, без отпуска. Эти люди физически вымотаны и не могут продолжать службу».

«К нам обращались военнослужащие, которые говорили, что не понимают, что они там делают, — рассказывает еще один источник из среды правозащитников. — Не понимают, какой денацификацией они якобы должны заниматься, особенно те, кого дискредитируют по национальному признаку в РФ. Один человек написал нам, что не хочет быть оккупантом. Он вспоминает, как с ним общались, когда он был в Москве, и говорит, что денацификация на самом деле нужна России. Многие попадают на территорию Украины и просто не понимают, почему они должны погибать и ради чего должны осиротеть их семьи».

Читайте также: В РФ фото отказавшихся воевать в Украине вывешивают на “доску позора”.

Военный аналитик Ян Матвеев считает, что наличие отказников сказывается на имидже российской армии в целом.

«Обратите внимание, их уже кошмарят, — говорит он. — В начале войны такой информации не было, а теперь мы знаем, что их сажают в какие-то СИЗО, закрывают в гаражах, ставят стенды. В общем, пытаются запугать по стандартной схеме, как и российских граждан».

По мнению военного аналитика, так называемые отказники вредны руководству страны в политическом и стратегическом плане: они возвращаются домой и рассказывают близким о том, что в реальности происходит на фронте: о техническом недостатке, проблемах со снабжением, количественных потерях личного состава.

«Я думаю, это часть большого снежного кома недовольства, который, безусловно, нарастает, — говорит Матвеев. — Тела погибших, похороны, военные неудачи и поражения вроде крейсера “Москва”, цены, санкции — все это наслаивается. И в Кремле будут думать, как бороться с этим».

Читайте также: 500 российских военных отказались штурмовать Харьков и уехали домой. Их уволили.

Он прогнозирует, что в будущем давление на солдат, желающих покинуть зону боевых действий, увеличится, а скрытая мобилизация станет интенсивнее.

«Вы видели сюжет про Ладу? — спрашивает аналитик (в июле на госканале „Россия 1“ вышел сюжет о том, как родители погибшего в Украине десантника Алексея Малова из Саратовской области купили на “гробовые” пять миллионов рублей новый автомобиль. — Ред.). — Это тоже делается для мобилизации. Да, нам такое кажется чудовищным. Но есть люди из депрессивных регионов, из деревень. Для них пять миллионов рублей — это чудовищно много. И зарплаты, которые обещают военным, тоже огромные: 100–200 тысяч — это годовой доход в деревне, а там еще поди найди работу. Думаю, сейчас они начнут массово зазывать людей именно из деревень. В городах все-таки другой уровень жизни».

Общее число российских отказников

В начале материала говорилось, что как минимум 1793 военных отказались участвовать в боевых действиях. Информация о 1559 случаях публиковалась в СМИ. Остальные (не менее 234 человек) удерживаются в Луганской области. Информация об этом юыла получена от родителей военнослужащих.

От участия в военных действиях на территории Украины, по данным нескольких российских правозащитных организаций и росСМИ, на сегодняшний день отказались жители как минимум 22 регионов страны. Среди них: Сахалинская, Челябинская, Самарская, Новгородская, Ростовская, Псковская, Оренбургская, Ленинградская, Смоленская, Рязанская и Московская области; Краснодарский, Ставропольский и Приморский край; республики Бурятия, Тыва, Хакасия, Дагестан, Чечня, Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия. А также жители оккупированных Крыма и Южной Осетии.

Ниже журналисты привели примеры некоторых фактов отказа, которые публиковались в СМИ и вошли в подсчеты «Верстки». Мы выбрали лишь самые крупные:

  • триста контрактников из Дагестана;
  • 115 сотрудников Росгвардии и еще 24 военнослужащих из Кабардино-Балкарии;
  • 300 контрактников из самопровозглашенной Южной Осетии вернулись домой спустя пять дней;
  • 80 контрактников и срочников из Крыма отказались принимать участие в войне;
  • из Пскова отказались 60 военнослужащих;
  • как минимум 42 человека из Тывы сложили оружие.

Еще около 20-ти отказников из 11‑й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады, по некоторым данным, удерживают в Луганской области.

Как сообщалось ранее, Войска Беларуси отказываются выполнять преступные приказы.

Кроме того, представители «Комитетов солдатских матерей» рассказали изданию, что в мае и июне им удалось вывезти с территории Луганской области не менее 82 удерживаемых там военнослужащих. Это число «Верстка» не учитывала при общем подсчете, потому что некоторые из военных могли фигурировать в материалах СМИ, которые издание уже использовало в вычислениях.

В боях на территории Украины РФ навсегда потеряла уже 39,5 тысяч своих бойцов, более 5,6 тыс. единиц бронетехники, более 400 единиц авиации и т.д.

Новости от www.kochegarka.com.ua в соцсетях:

Сегодня мы находимся в условиях активной фазы боевых действий, поэтому зачастую убедиться в достоверности некоторых данных не представляется возможным. С учетом этого к определенной части информации каждый может относиться осторожно и скептически.