Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

За убийство пенсионерок – пожизненное заключение

На днях в Калининском районном суде 37-летнему жителю Горловки, который из корыстных побуждений убил, с интервалом в один год, двух женщин, был вынесен самый суровый приговор – пожизненное лишение свободы. О некоторых обстоятельствах резонансного дела «Кочегарке» рассказал поддерживавший в суде гособвинение заместитель прокурора Калининского района Клим КОШАЛКОВСКИЙ.

– Столь суровые приговоры, – отметил Клим Владимирович, – для Горловки – большая редкость, по крайней мере, «старожилы» прокуратуры района не помнят подобного. На скамье подсудимых оказался еще молодой, но ранее уже несколько раз судимый мужчина. Ему было предъявлено обвинение в совершении умышленного убийства двух человек с целью завладения их имуществом, трех краж имущества граждан и незаконном обращении с холодным оружием. В судебных дебатах государственный обвинитель (К.В.Кошалковский – М.Г.) предложил суду признать К. виновным в совершении всех этих преступлений и назначить ему меру наказания в виде пожизненного лишения свободы. Суд в составе трех судей эту позицию прокурора поддержал и вынес соответствующий обвинительный приговор. В случае несогласия с приговором суда К. или его защитник имеют право внести апелляционную жалобу.

О личности осужденного, по словам Клима Владимировича, можно судить хотя бы по нескольким фактам его биографии. Так, до совершения первого убийства он неоднократно был судим за кражи, а в 2006 г. – за грабеж, за который получил уже реальный срок – четыре с половиной года лишения свободы. В августе 2009 г. решением суда он был условно-досрочно освобожден на один год и 26 дней. То есть нельзя сказать, что Фемида была слишком строга к правонарушителю и не давала ему возможности одуматься и стать на путь исправления. Но такую гуманность (или мягкость) правосудия преступник не оценил. Спустя год, то есть еще находясь под условно-досрочным освобождением, он совершил убийство горловчанки, из жилища которой похитил деньги, ювелирные изделия и др.

Раскрыть это тяжкое преступление милиции тогда не удалось. Заметая следы, К. выехал за пределы области и долгое время не возвращался в город. Затем, решив, что искать убийцу уже не будут, вернулся в Горловку. Здесь, чтобы добыть средства к существованию, не стал устраиваться на работу, а продолжил свое воровское дело и совершил ряд краж. В конце октября прошлого года очередной его жертвой стала еще одна горловчанка. В ее жилище он проник около трех часов ночи. По словам преступника, у него не было цели убивать хозяйку, она, по его расчетам, должна была в ту ночь дежурить на работе, он хотел лишь совершить кражу ее имущества. На свою беду женщина оказалась дома.

Чтобы, как и в первом случае, не оставлять свидетелей, К. убил хозяйку. Его добычей стали деньги, позолоченные часы, кольцо, снятое с отрубленного ножом пальца жертвы, электрические дрель и пила, а также безделушки, не представлявшие никакой ценности. Уже при расследовании этого убийства милиционеры обнаружили в жилище энную сумму денег, которые убийца, действуя в спешке и суматохе, не нашел. Впрочем, попользоваться чужим добром, добытым таким страшным образом, преступнику не довелось. В этот раз действия правоохранителей были более успешными, и уже к 11-ти часам вечера следующего дня он давал показания в райотделе милиции.

Поняв, что ему теперь уже не отвертеться от содеянного, К. стал давать признательные показания и даже способствовал раскрытию совершенных им преступлений. В частности, уточнял некоторые моменты, которые свидетельствовали против него и в дальнейшем были использованы в качестве доказательств его вины. В его доме были обнаружены квитанции из ломбарда, куда он сдал ценности, похищенные после совершения первого убийства, и т.д.

В судебном заседании К. также признавал все эпизоды совершенных им преступлений и раскаивался. Все это – и содействие следствию, и полное признание вины, и раскаяние – служило, по мнению К.В.Кошалковского, лишь одной цели: хоть как-то смягчить наказание и избежать назначения ему пожизненного заключения. Тем не менее суд приговорил подсудимого к высшей мере наказания.